Чувственно переживаемый смысл и Myself

Пытаюсь ответить себе на вопрос о том, чем чтение книги Джендлина про «чувственно переживаемый смысл» обогатило мое понимание идей Майкла Уайта про Myself.

1) хотя Майкл и пишет, что поток сознания и «язык внутренней жизни» — это многомерное и нелинейное течение образов, в его тексте эти образы представляются преимущественно визуальными. В описании Джендлином чувственно переживаемого смысла подчеркивается мультимодальность и одновременно внемодальность, но «проходит к» нему Джендлин через «тело, как оно переживается изнутри». Джендлин дает насыщенное описание этих квазителесных ощущений — критериев наличия терапевтического «сдвига»: теплота, ощущение облегчения, дрожь от высвобождающегося напряжения, ощущение раскрывающегося внутри пространства. Майкл, показывая видеозаписи своей работы, обращал внимание зрителей на подобные реплики и проявления у тех, кто приходил беседовать с ним.

2) Джендлин ставит акцент на то, что для удержания внимания на чувственно переживаемых смыслах (чтобы они могли разворачиваться и развиваться) необходимы культурные орудия. Он говорит о «правильно подобранном слове», но это может быть и цвет, и звук, и движение, т.е. правильно подобранная форма экспрессии. Именно она и выступает в качестве культурного орудия. Это для меня про «ловушки для смыслоулавливания», и, в частности, работу с поэтическими формами.

3) Джендлин подчеркивает, что чувственно переживаемый смысл относится не к тому, что для человека составляет «известное и привычное», а к тому, что «возможно знать». То есть, чтобы мочь вывести его в поле осознавания, необходим скаффолдинг, он же «простраивание опор». Чувственно переживаемый смысл — это граничное переживание, его основная особенность в том, что его нельзя однозначно назвать ни «существующим в определенной форме», ни «не существующим». Это практически «чистая потенциальность», нечто, принадлежащее модусу возможного, и это описание подталкивает вновь к идеям Прогоффа и Эпштейна.

4) описание чувственно переживаемого смысла Джендлином очень похоже на то, как Калинаускас описывает «субъективное переживание истины» (иначе, если цитировать И-Цзин, «внутреннюю правду»). Соответственно, это привело меня к мысли о том, что чувственно переживаемый смысл — это и есть ответ на вопрос: «Как возможно знать, что это — именно моя предпочитаемая история, а не очередное навязанное мне дискурсивное предписание?..»

5) Джендлин указывает на то, что чувственно переживаемый смысл — это переживание полиисторичности жизни, а не эмоции, возникающие в рамках какой-то частной истории. Если допустить, что «myself» и чувственно переживаемый смысл — это про одно и то же, то тогда будет более ясно видно, что myself — это своего рода мета-инстанция, которая больше каждой из отдельных историй и частично воплощается в каждой истории.

6) Джендлин насыщенно описывает, что многомерность чувственно переживаемого смысла, то, что он никогда не бывает осознан и выражен полностью, по крайней мере сразу, свидетельствует о том, что чувственно переживаемый смысл — это просто кладезь «отсутствующего, но подразумеваемого».

7) Джендлин пишет о том, что чувственно переживаемый смысл существует не в линейном времени, а в том, что я обозначаю как «августинианская модель времени». Из этого становится понятнее, почему основной способ работы с «myself», предлагаемый Майклом Уайтом — это работа через резонансы.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: