Дэвид Уайт: «Finding the holy in the holidays»

Священное — это один из центров, удерживающих все периферийное; это чистая внутренняя почти-пустота, которая отдает приоритет любому — человеку ли, явлению ли — которые деловито посещают нас; священное — это прекрасное нечто, порождаемое внутри нас из ничего и позволяющее всему подняться на поверхность, чтобы обрести смысл. Это внутреннее гравитационное поле понимания, находящееся в союзе с внешним радикальным отпусканием и оставлением в покое: родственников, еды, точек зрения; священное не берется усилием, оно достижимо только за счет радикального отпускания основ, и, неожиданным образом, за счет намеренного отказа от намеренного совершенства.

Священное — это реабилитация отброшенного, преображение неотпразднованного, неотмеченного, несовершенного — в нас самих, в других людях, даже в наших самых близких и не соответствующих нашим ожиданиям родственниках — в новое единство, снова воспринятое как дар. Священное — это внесение деталей внешнего во внутреннее, огромное и не имеющее горизонта, — таким образом, что внутреннее становится способно, преобразившись как бы в простом вдохе и выдохе, снова отдавать обратно вовне.

Священное — это память, не зависящая от времени, при этом время не есть осаждающая нас сила, вынуждающая действовать, время есть свет, разливающийся из центра, в котором мы стоим, изливающийся из источника невыразимого, держащего в себе все слова, сказанные на суетливой поверхности; священное соединяет узами брака спешку и покой, деятельность и пространство, радость с сердечной болью — в нашем непростом стремлении дарить и получать, оно растворяет дарителя и одаряемого, объединяя их в одном разговоре, неподвластном торопливому ходу часов.

Священное не в Вифлееме, не в Иерусалиме, не в самом большом и искрящемся огнями молле, — оно бывает там только тогда, когда мы сами являемся туда в хорошей компании — в компании друга, любимого, наших нежных чувств, наших лучших, самых щедрых помыслов, а главное — с особой, глубокой формой обитаемого молчания, которое есть естественная, прочно укорененная, основная и главная беседа с тем, что, кому и как мы хотим дарить. Священное — это наша укорененность в сути нашего дарения и обретения, зеркало, в котором мы можем видеть как наши добродетели, так и наши трудности, а также и — проход к жизни, которой мы желаем за пределами этой конкретной формы обмена.

Священное — это прекрасная манящая неопределенность: празднование существующего времени и времени так быстро ушедшего. Священное растворяет тюрьму времени, но само лежит лишь в шаге от суетливого момента настоящего: достаточно взглянуть на ночное звездное зимнее небо; взглянуть в лицо сына или дочери; увидеть боль на лице друга — одинокого среди толпы празднующих.

Священное — это шаг, но не в сторону, а к сердцу осаждающих нас сейчас внешних обстоятельств, к центру того узора, в котором мы обитаем посреди празднования. Мы достигаем священного не путем усилий, а остановившись, вернувшись вовнутрь себя, в покой; это место, из которого мы можем воплотить дух зимнего празднества, это радикальная, обитаемая простота, где мы живем в длящемся удивлении, изумлении и благодарности, далекие от совершенства, — но присутствующие в недвижном центре прекрасного, периферического одарения.

(перевод Д.Кутузовой, 2016)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: