Что можно сделать, чтобы не передать эстафету токсического стресса собственным детям

Выживает не сильнейший и не наиболее приспособленный к обстоятельствам. Выживает тот, кто получил больше заботы.
Некоторые люди не становятся сами родителями потому, что в детстве и юности они пережили хронический непредсказуемый токсический стресс, вызванный поступками родителей. Они боятся стать звеном в межпоколенческой “эстафете” токсического стресса. “Если я не смогу стать хорошим родителем, лучше уж я не буду никаким”. “Как я могу дать моему ребенку то, чего я в детстве не имел/а сам/а?” Мы никогда не можем знать заранее, какие наши слова, паузы, действия, отсутствие действий и пр. застрянут у ребенка в голове и будут его ранить и портить ему жизнь. Если две трети людей сообщают, что в детстве у них были травмирующие события, связанные с родителями, это значит, что у двух третей родителей были достаточно серьезные проблемы, подозревают они об этом или нет.
Хронический непредсказуемый токсический стресс, пережитый в детстве, сильно влияет на способность человека распознавать эмоции (свои и других людей), выражать эмоции, контролировать интенсивность своих эмоций, сопереживать, поддерживать. Нарушается работа области мозга, отвечающей за распознавание внутренних сигналов тела. Функционирование мозга меняется таким образом, что когда мозг не решает какие-то проблемы во внешнем мире, дефолтное “пассивное” состояние переживается как дискомфорт, неуютное ощущение (у человека, не пережившего множественную травму или исцелившегося от нее, это дефолтное пассивное состояние — очень комфортное). В таком состоянии очень сложно уделять внимание своим внутренним процессам (потому что неприятно и хочется этого избежать), соответственно, хуже формируется рефлексивная позиция. Человек, у которого был в детстве хронический непредсказуемый токсический стресс, будет больше склонен к непродуктивным поведенческим стратегиям в ситуации конфликта.
Вопрос, на который настоящим и будущим родителям важно найти ответ: “насколько часто мое поведение — это бездумная реакция на то, что меня провоцирует, нажимает мне на разные “кнопки”?”
Даже если ответ “очень часто” — это тоже не приговор. Никогда не поздно многое изменить и что-то исправить. Срываются на детей, рано или поздно, так или иначе, очень многие.

Важно, чтобы родитель или тот, кто собирается им стать, принял ответственность за свой “эмоциональный травматический багаж”. Он есть у большинства из нас, в достаточно заметной степени. Дети настраиваются на родителей — это необходимо человеческим детенышам, чтобы выжить. Если родитель живет в повышенном стрессе, или если его организм с этим стрессом уже не справляется, и есть болезнь, — ребенок это “считывает” и так или иначе подстраивается, приспосабливает себя к этому слегка безумному миру, и у него могут начать развиваться разные симптомы. Ребенок делает лучшее из возможного в имеющихся условиях (на которые он не может осознанно влиять с учетом всей их сложности). Родитель тоже делает лучшее из возможного в имеющихся условиях. Но у родителя больше степеней свободы, чтобы поменять имеющиеся условия, если то лучшее из возможного, что он делает, расходится с его ценностями и принципами.
Родитель может сам научиться справляться со стрессом. Родитель может научить ребенка справляться со стрессом. Родитель может научить ребенка преодолевать последствия токсического стресса, который сам же родитель в силу разных обстоятельств и причинил ребенку в прошлом.
Что можно сделать, чтобы не передавать дальше “эстафету” токсического стресса:
  1. Возьмите на себя ответственность и разберитесь с собственным “травматическим багажом”. Станьте более осознанным, внимательным и присутствующим в настоящем моменте родителем, способным сочувствовать себе и другим.
  2. Исследуйте историю жизни своих родителей и их родителей, чтобы понять, как вы сами получили наследие токсического стресса (и как, в свою очередь, его получили они).
  3. Научитесь отличать токсический стресс от здорового стресса, способствующего развитию. Будьте для ребенка опорой — но не защищайте его от всего вообще. Распознавайте, где нужно вступаться и вмешиваться (и как именно) — а где нужно дать ребенку взять ответственность и разобраться самому.
  4. Ведите себя так, чтобы ребенок чувствовал, что вы его видите — не только внешние поведенческие проявления, но и интересы, потребности, внутренний мир, то, что с трудом получается выразить, — и что вы видите в нем хорошее. Отражайте ему это. Ведите себя так, чтобы ребенок с вами чувствовал себя в безопасности — не причиняйте ему боль и не пугайте его. Будьте рядом с ребенком, когда он сталкивается со сложными сильными чувствами, присутствуйте, помогайте справиться и утешиться. Обеспечивайте ребенку такие условия, чтобы он чувствовал себя в мире достаточно уверенно.
  5. Смотрите ребенку в глаза. Долгий теплый взгляд помогает нормализовать работу парасимпатической нервной системы, успокоить стрессовую реакцию.
  6. Если вас “вынесло”, вы сорвались и повели себя в отношении ребенка вразрез со своими ценностями, принципами и лучшими намерениями — выдохните, успокойтесь и как можно быстрее извинитесь перед ребенком и попросите прощения. Объясните ему, что этот поступок расстраивает вас самих. Объясните ему, на его уровне понимания, что этот поступок обусловлен вашим собственным “травматическим багажом”, а не идентичностью ребенка. Создайте в отношениях с ребенком такое пространство общения, в котором можно обсуждать эти вопросы без страха и стыда.
  7. Помогите ребенку научиться распознавать его собственные чувства. Называйте чувства словами. Дайте ему понять, что не бывает “неправильных” чувств. Научите его конструктивно выражать чувства так, чтобы можно было взаимодействовать с другими людьми в ситуациях, когда есть правила, договоренности, последствия их нарушения и т.п.
  8. Обращайте внимание на хорошее — в том, что сделал ребенок, и в мире в целом. Наш мозг эволюционно “заточен” обращать внимание на плохое (это помогает виду выжить). А на хорошее внимание нужно обращать специально, внимательно проживать его, тогда оно сможет оказывать влияние на нас, уравновешивать и преодолевать плохое. Можно перед сном с ребенком вспоминать, что за день было хорошего. Научите ребенка распознавать и обозначать сильные стороны (“вот это было проявление доброты/ упорства/ честности” и пр.)
  9. Останавливайтесь, делайте паузы, чтобы оглядеться, выдохнуть, увидеть, что вокруг вас, и порадоваться хорошему, пережить благодарность за то, что есть. Делайте это вместе с ребенком — и отдельно от него.
  10. Обнимайте ребенка не только “стремительно” и “на бегу”, но и спокойно, внимательно и долго. Тогда запускается секреция окситоцина — гормона, отвечающего за переживание сочувствия и включенности в большее социальное целое.
  11. Организуйте общение с расширенной семьей и более широким социальным кругом так, чтобы у вашего ребенка в подростковом возрасте были и другие взрослые, к которым можно обратиться за поддержкой в трудные времена.
  12. Организуйте обучение практике внимательности в школах.
Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s