«Предел подчинения»: Главная психологическая «граница» в нарративной практике

Дарья Кутузова

Чувство личностной несостоятельности

Нарративная практика пришла в Россию в 2001 году, и с тех пор множество людей познакомилось с ее основными положениями, принципами, приемами и техниками. Однако, к сожалению, основные работы Майкла Уайта, основоположника нарративной терапии и работы с сообществами (наряду с Дэвидом Эпстоном), еще не переведены на русский язык. Многие идеи и приемы нарративной практики, выходящие за пределы начального уровня ее освоения, пока еще не достаточно доступны заинтересованному русскоязычному читателю. 

В нарративной практике считается, что одной из основных проблем современных взрослых людей и подростков является чувство «испорченной идентичности» (термин заимствован Майклом Уайтом у Эрвинга Гоффмана), проявляющееся в чувстве «личностной несостоятельности». Говоря о чувстве неадекватности, или личностной несостоятельности, Уайт вовсе не имеет в виду неспособность справиться с рутинными задачами повседневной жизни, провал, неудачу в выполнении какой-то конкретной деятельности (например, неумение как следует позаботиться о детях, аккуратно водить машину и пр.). Скорее, он имеет в виду провал, неудачу в деятельностях, напрямую определяющих идентичность человека: «не удалось состояться в жизни», «не удается жить нормальной жизнью, создать нормальную семью, получить нормальную работу». Это ситуация, когда человек чувствует, что «завалил экзамен на нормального, состоявшегося человека» — в том смысле, в каком это определяется (и превозносится) в современной культуре.

Уайт утверждает, что каждый человек в современной культуре имеет опыт переживания личностной несостоятельности – в различных обстоятельствах, на разных этапах жизни, — которая выражается в чувстве неадекватности, некомпетентности, в чувстве, что человек от чего-то «отстает» или до чего-то «не дотягивает», что он в чем-то «недоразвит» и чему-то «не соответствует».

Пытаясь привести свою жизнь в соответствие с гласными, а тем более, с негласными социальными и культурными нормами, люди теряют контакт со своими личными ценностями и нравственными принципами, что выражается в ощущениях скованности, слабости, изолированности и «потери себя». Когда люди обращаются на терапию с подобными жалобами, можно ожидать, как пишет Уайт, «увлекательнейших экспедиций на прежде не исследованные территории идентичности человека». Эти экспедиции позволяют людям найти для себя новые способы мышления и действия, открывающие новые горизонты возможностей.

Традиционная и современная власть

Основную роль в формировании личностной несостоятельности Уайт отводит влиянию современной власти (в отличие от традиционной, по Фуко). Представления Фуко о современной власти открыли для Уайта новое видение многих проблем, с которыми люди обычно обращаются на терапию.

Как правило, когда в контексте психотерапии речь заходит о власти, имеется в виду власть в традиционном ее понимании: власть как объект или свойство, исходящее из определенного центра (отдельного индивида, социального института или группы). Эта форма власти осуществляется «сверху вниз» в рамках иерархических социальных структур и по природе своей в целом негативна: это власть запрещать, подавлять, ограничивать, навязывать, заставлять и наказывать. Люди, как правило, оказываются подчиненными этой власти; гораздо реже они ее осуществляют, проводят в жизнь. Когда говорят об этой власти, говорят о «государстве» или «системе», которые что-то делают… но ни сам говорящий, ни подавляющее большинство его знакомых частью этой «системы» не являются, а находятся «вовне» ее.

Фуко привлек внимание к развитию другой системы осуществления власти, которая находится «в тени» традиционной власти. Согласно рассуждениям Фуко, эта иная система власти (он называет ее «современной») за последние триста лет во многом подменила собой традиционную власть и стала основным средством достижения социального контроля. Эта форма власти активно вовлекает людей в то, чтобы они определенным образом выстраивали и контролировали свою жизнь, отношения, идентичность, приводя их в соответствие со сконструированными культурными нормами. В результате люди становятся как средством, так и результатом этой власти. Эта форма власти всепроникающа, человек усваивает ее в процессе социализации, интериоризуя формы властных взаимодействий в семье, школе, церкви. В ходе своего развития «помогающие профессии» — медицина, психиатрия, психология, социальная работа – и криминология способствовали дальнейшему развитию технологий современной власти. Это подчеркивает повседневно-политический характер терапевтической практики.

Воздействие систем власти крайне редко бывает тотальным. Везде, где действует современная власть, можно найти примеры протеста и противодействия. Признавая воздействие современной власти, можно «высветить» эти примеры протеста, насыщенно их описать и в некоторых случаях отпраздновать.

В силу того, что современная власть в своей реализации зависит от активного участия людей, она является в определенном смысле более хрупкой, чем традиционная власть. Люди могут развернуть свою активность, перестать подгонять свою жизнь под требования культурных норм, а вместо этого начать выстраивать предпочитаемый для них альтернативный культурный контекст. 

Современная власть создает эффективную систему социального контроля посредством так называемого «нормализующего суждения» (Foucault, 1973, 1979, 1980). В то время как традиционная власть выносит суждение о том, является ли человек «хорошим» или «плохим», современная власть оперирует в понятиях «нормальности» и «ненормальности», побуждая людей активно сравнивать свою собственную и чужую жизнь с теми или иными «эталонами» нормальности. В отличие от традиционной власти, современная власть не столько запрещает или ограничивает, сколько побуждает и направляет, конституирует жизнь, придает ей облик. Участвуя в практике вынесения нормализующего суждения, люди осуществляют надзор и контроль (подобный полицейскому) над своей жизнью и жизнью окружающих.

Для вынесения нормализующего суждения люди прибегают к разнообразным шкалам и тестам, услужливо разрабатываемым для этой цели представителями «помогающих» профессий. «Личностные тесты» перестали быть чем-то, что применяют исключительно профессионалы-эксперты, и стали частью поп-культуры (стоит только взглянуть на страницы глянцевых журналов). Когда жизнь людей втискивается в прокрустово ложе шкал, рамок и вариантов ответов, люди испытывают давление – ведь теперь надо сделать с собой что-то такое («поработать над собой» -!) , чтобы «получить хорошую оценку», «соответствовать норме» и «жить правильно». Это давление и порождает у людей чувство собственной неадекватности.

В составе разных форм чувства собственной неадекватности М.Уайт выделяет, в частности, «промахи» и «упущения».

К «промахам» относятся:

  • простые повседневные ошибки, допускаемые в контексте социальных отношений, которые, по распространенному мнению, отражают отсутствие «личностной цельности» или социальной компетентности;
  • недостижение поставленных целей личностного развития;
  • «схождение с дистанции» в контексте движения к жизненным целям;
  • ситуация, описываемая выражением «поезд  ушел», в контексте представлений о жизни как движении вперед;
  • жизненные проявления, противоречащие самопрезентации человека как «самодостаточного» и «владеющего собой»;
  • неудовлетворительное исполнение назначенной человеку социальной роли;
  • отход от реализации установленных смыслов жизни человека;
  • проявления тревоги, когда человек находится на пути к подлинной уверенности в себе;
  • самопотакание, уводящее от усилий стать «подлинным собой»,

и т.п.

К «упущениям» могут относиться:

  1. ситуации, когда человек позволяет возможностям для личностного роста и работы над собой пройти мимо незамеченными;
  2. ситуации, когда человек, сам того не подозревая, упускает случай «полностью реализовать свой потенциал»;
  3. пренебрежение доступными возможностями вынести нормализующее суждение о себе и окружающих;
  4. невнимание к разнообразным возможностям разместить себя и/или других на континуумах развития, здоровья и нормальности;
  5. ситуация, когда человек упускает возможность вынести себе и/или другим оценку по той или иной шкале успешности;
  6. бездействие перед лицом открывающихся возможностей для дополнительного надзора над собой и для более четкого документирования собственных жизненных проявлений,

и т.д. и т.п.

Похоже, что существует прямая связь между интенсивностью переживания личностной несостоятельности – и расстоянием между тем «местом», где находится человек (по его собственному мнению или по мнению других людей), и «эталоном», т.е. социально сконструированными и превозносимыми нормами того, что в данной культуре означает «быть нормальным человеком». Важно отметить, однако, что несоответствие норме, личностная несостоятельность свидетельствует о том, что современная власть не справляется со своей задачей («постричь всех под одну гребенку»). То, что люди считают собственной слабостью и неадекватностью, есть проявление частичной слабости современной власти. В этих точках имеет смысл искать «очаги сопротивления» ее давлению, понимать их как «проходы на территорию предпочитаемой идентичности» и насыщенно их описывать.

Когда человек отказывается быть (или становиться) тем, кем ему якобы «следует» быть, это означает, что он стремится стать кем-то иным, тем, кем он, возможно, никогда еще не был. Он реализует альтернативный проект идентичности, отличающийся от продвигаемых данной культурой моделей, но при этом также являющийся продуктом определенных социальных, культурно-исторических контекстов. Насыщенное описание альтернативного проекта идентичности выводит нас на исследование этих контекстов – а это, в свою очередь, ведет к большей осознанности в реализации альтернативного проекта идентичности. В тени чувства личностной несостоятельности растут иные жизненные знания, иные стили жизни.

Карта работы с чувством личностной несостоятельности

Майкл Уайт разработал последовательность вопросов, способствующих насыщенному описанию альтернативного проекта идентичности, произрастающего в тени чувства личностной несостоятельности, и воплощению «автономной этики», в отличие от «предписанной». Эта последовательность вопросов известна как «Карта работы с чувством личностной несостоятельности». 

Логика расспрашивания при этом следующая:

0. Человек жалуется на то, что не справляется, не соответствует.

1. Терапевт начинает расспрашивать, чему, собственно, человек считает себя несоответствующим.  Просит сформулировать «требования и нормы», эталон, с которым себя сравнивает человек. 

2. Терапевт расспрашивает о том, каким образом человек уже пробовал приводить себя в соответствие этим требованиям и нормам. То, что чувство несостоятельности присутствует в его жизни, значит, что привести себя полностью в соответствие не удалось. Как тогда поступает человек, когда замечает, что его предыдущие усилия по приведению себя в соответствие эталону не увенчались успехом? Как чувство несоответствия воздействует на его самоощущение и действия?

3. Терапевт исследует формы протеста. Когда человек отказывается приводить себя в соответствие требованиям и нормам, это может рассматриваться как активный или пассивный протест. «Бывают ли моменты, когда вы не пытаетесь привести себя в соответствие?» «Бывают ли моменты, когда вам нормально с тем, что вы чему-то там не соответствуете?» «Можно ли сказать, что иногда  вы сознательно саботируете нормы или активно протестуете против них?»

4. Терапевт исследует, как именно человек внутренне готовится к этому протесту и как выражает этот протест, что говорит себе, как действует. 

5. Любой протест основывается на том, что человек защищает какие-то значимые для него ценности и права (свои и чужие). Они настолько значимы, что защищать их, по сути, оказывается важнее, чем приводить себя в соответствие требованиям и нормам социума. И если человек осознает, по какой территории проходит для него граница, где та «Москва», которую необходимо защитить любой ценой, так что «отступать некуда – позади Москва!», — то человеку становится ясна своя собственная ключевая мотивация, и он может осознанно использовать ее огромный ресурс. На этом этапе терапевт может предложить человеку, с которым ведется работа, сформулировать его кредо, манифест, удостоверение идентичности: «Я человек, которому важно … Я беру на себя ответственность за то, чтобы…»

6. На этом этапе работы терапевт предлагает человеку, с которым ведется работа, сформулировать и развить свою жизненную философию, личную этику. «Когда вы защищаете эту ценность, на какие принципы и представления о том, как необходимо поступать, вы опираетесь? Как они появились в вашей жизни?»

7. Терапевт предлагает озвучить, каким образом эти принципы, убеждения и представления выражаются в повседневной жизни, и что могло бы произойти, если бы они стали присутствовать больше, чем раньше. И что можно сделать для этого.

8. Наконец, на последнем этапе работы в логике этой последовательности вопросов, терапевт расспрашивает о мечтах человека, о желаемом конечном состоянии: «Какой мир вы стремитесь создать для себя и других людей, действуя в согласии со своей личной этикой? Что в этом мире возможно? Если можно в этом контексте говорить о цели, то какова ваша цель? Что это может сказать нам о смысле вашей жизни, о том, ради чего это все для вас? Что вы стремитесь отыскать или создать?»

«Предел подчинения» — это самая важная «граница» в нарративной практике, потому что она помогает отделить пространство вынужденности, подчинения, плена – и пространство призывающего пути, осмысленного созидания. Когда человек оказывается «по эту сторону», в пространстве призывающего пути, он обретает внутреннюю цельность, и множество сложностей и проблем, связанных с внутренним разладом, теряют свою значимость и оказывают гораздо меньшее влияние на жизнь человека. 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: