Мудрые слова Даниэль Кёпке

48643175601_ab31850209_c

 

Некоторое время назад лента Фэйсбука принесла мне мудрые слова Даниэль Кёпке (Daniell Koepke), и я считаю, что это, возможно, одни из лучших текстов, чтобы читать в сложные времена. Мудрые слова, которые можно противопоставить внутренним голосам самокритики, сомнений, страха, уныния и отвращения. Я перевела несколько фрагментов и дала им условные заголовки — то, на что слова Даниэль могут быть ответом.

 

Со мной и моими проблемами людям слишком сложно

Я уже натворила очень много такого, что невозможно исправить

Меня захлестывают неправильные чувства

Я недостаточно продуктивна

Я слишком сильно реагирую на происходящее

Меня бесит моя тревожность

Как кто-нибудь может полюбить меня, когда я сама не люблю себя

Мне еще не так плохо, чтобы просить о помощи

Моя боль не заслуживает внимания

У меня психическое заболевание, и это клеймо

Людям со мной неудобно

Мои чувства не имеют значения

Я очень старалась, но у меня все равно не вышло

Мне уже должно было бы стать лучше, но не становится

У меня все не как у людей

Я никак не могу научиться

Я не справляюсь с жизнью

Мне не стоит жаловаться; другим гораздо хуже

Я боюсь совершить неправильный выбор

Моя жизнь очень скучна и обыкновенна

Я уже везде опоздала

Я как будто одна сплошная проблема

Я не имею права хотеть того, чего я хочу

У меня не получается быть «лучшей версией себя»

Я выбрала не тот путь в жизни

Важные для меня люди как будто меня не слышат

 

 

 

image by Renee Grayson on Flickr

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Проверить, не является ли депрессия признаком других проблем в организме (вторая часть обзора книги д-ра Гордона «Unstuck»)

(вторая часть обзора книги д-ра Джима Гордона; первая — здесь)
СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ: ПРОВЕРИТЬ, НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ “ДЕПРЕССИЯ” ПРИЗНАКОМ ДРУГИХ ПРОБЛЕМ В ОРГАНИЗМЕ
 
Иногда ощущения, которые мы обозначаем как депрессию, являются симптомами каких-то физиологических нарушений, болезней или побочных эффектов лекарств, гормональных нарушений, высокой токсической нагрузки, пищевых дефицитов или пищевых непереносимостей. Это очень важно проверить и исключить с самого начала.
 
Важно поговорить с хорошим врачом и рассказать ему или ей
⁃ свой анамнез, историю болезней;
⁃ какие лекарства вы сейчас принимаете и принимали в последние годы;
⁃ какие БАДы и травы принимаете;
⁃ что едите и пьете;
⁃ используете ли какие-то вещества, меняющие состояние сознания.
 
Д-р Гордон приводит списки типов лекарств, которые могут давать депрессивную симптоматику в качестве побочного эффекта:
⁃ анксиолитики (противотревожные)
⁃ антидепрессанты
⁃ антигистаминные
⁃ препараты, снижающие кровяное давление
⁃ противовоспалительные
⁃ противосудорожные
⁃ гормональные контрацептивы
⁃ цитостатики (химиотерапия)
⁃ кортикостероиды
⁃ снотворные
 
Также он приводит список заболеваний, которые часто сопровождаются депрессивной симптоматикой:
— любые воспалительные заболевания (диагноз, заканчивающийся на “-ит”)
⁃ диабет (различной этиологии)
⁃ нарушения функции щитовидной железы (как гипер-, так и гипофункция)
⁃ аутоиммунные заболевания, сопровождающиеся хроническим воспалением и хронической болью
⁃ некоторые виды рака
⁃ иммунодефицит (различной этиологии)
⁃ нарушения функции надпочечников (гипер- и гипофункция)
⁃ сосудистые заболевания (сердца, мозга, периферические)
⁃ фибромиалгия и синдром хронической усталости
⁃ хронические инфекции (вирусные, бактериальные, грибковые, паразитарные)
⁃ хроническая обструктивная болезнь легких
⁃ болезнь Паркинсона
⁃ синдром Вильсона
⁃ последствия черепно-мозговой травмы
⁃ интоксикация тяжелыми металлами
⁃ дисбактериоз (в т.ч. бактериальное зарастание тонкого кишечника)
 
Д-р Гордон подчеркивает, что когда мы сдаем анализы и получаем результаты “не выходящие за пределы референсных значений”, важно помнить, что эти референсные значения отражают “среднее по больнице”, а у нас есть биохимическая индивидуальность, и важно смотреть на симптомы. Если анализы нормальные, а симптомы есть, важнее доверять симптомам и проводить “клинический эксперимент под наблюдением”.
 
 
ПИЩЕВЫЕ НЕПЕРЕНОСИМОСТИ И ПИЩЕВЫЕ ДЕФИЦИТЫ
 
Д-р Гордон обращает внимание на то, что у некоторых людей депрессия может быть побочным эффектом пищевых дефицитов и/или пищевых непереносимостей.
 
Тема эта непростая, особенно потому, что в обучении врачей нутрициологии уделяется от 0 до 25 лекционных часов в рамках основного образования. Важно помнить, что нет “универсального протокола правильного питания” (см. выше про биохимическую индивидуальность), но есть некоторые общие рекомендации; важно развивать осознанность по отношению к тому, что мы едим, как мы это делаем и как это на нас влияет, стать исследователями себя, наблюдать, экспериментировать, выявлять паттерны. Д-р Гордон подчеркивает, что такая позиция по отношению к питанию сама по себе является практикой антидепрессии — противостояния ощущению неподконтрольности жизни и собственного бессилия и беспомощности.
 
Общие рекомендации по питанию, если у человека есть депрессивная симптоматика:
⁃ сократить количество пищи с низкой пищевой насыщенностью (т.е. с малым количеством нутриентов на одну калорию);
⁃ выбирать продукты с низким гликемическим индексом (которые мало влияют на перепады уровня сахара в крови);
⁃ есть больше клетчатки и пить больше воды;
⁃ есть больше продуктов, богатых антиоксидантами (яркие насквозь овощи, фрукты и ягоды);
⁃ есть достаточное количество белков (и проверить, насколько хорошо организм их усваивает);
⁃ есть больше омега-3 жирных кислот и исключить омега-6 рафинированные растительные масла;
⁃ исключить продукты, содержащие транс-жиры
 
Часто бывает необходимо проверить дефицит витаминов и микроэлементов и восполнить недостающие. Чаще всего это: витамины группы В, витамин Д, витамин С, витамин А, витамин Е, магний, цинк, селен и хром. Тут важно помнить, что т.наз. рекомендуемая дневная норма потребления — это не оптимум, а нижняя граница, ниже которой уже начинается заметное пагубное влияние авитаминоза. Оптимум может быть в несколько раз выше, тут надо бережно и внимательно подбирать дозировку. Если не хватает одного какого-то микроэлемента, это может способствовать т.наз. функциональному дефициту других — т.к. без отсутствующего они не усваиваются. И прием витаминов, микроэлементов и БАДов не может заменить собой плохую еду.
 
Д-р Гордон уделяет внимание вопросу пищевых непереносимостей (иммунного ответа на недопереваренные белковые последовательности, попадающие в кровоток при наличии повышенной проницаемости кишечного эпителия). Он пишет о возможностях тестирования и об элиминационных диетах, подчеркивая, что каждый вопрос, который мы ставим перед собой, каждый эксперимент, каждый поиск информации, каждый полученный ответ — это шаг в сторону от ощущения “я ничего не могу и ни на что не могу повлиять”.
(продолжение следует)

С саммита о хронической боли: позиция Бет Дарнелл

(пост 2018 г.)

С саммита о хронической боли:

По статистике ВОЗ, в любой момент времени примерно у каждого третьего взрослого что-то болит.

У боли всегда есть соматический и аффективный компоненты. Основной подход к боли в США — фармакологический. Американцы потребляют 80% мирового запаса опиоидных препаратов. Это специфика современной американской культуры — в других культурах боль имеет иной смысл и люди по-другому к ней относятся.

Но таблетки или инъекции — это ответ только на половину того, что представляет собой боль. При этом восприятие боли подавляется, но это чаще всего не решает проблемы нарушений здоровья и недостатка благополучия, вызывающие боль. Эти проблемы чаще всего в дальнейшем усугубляются, что ведет к снижению качества жизни во множестве ее сфер. Хроническую боль часто сопровождает депрессия, а также симптомы длящегося комплексного ПТСР. Неэффективное лечение хронической боли вызывает ощущение провала, дефективности (собственной и/или медицинской системы) и недоверия врачам. Только после того, как фармакологические способы лечения боли оказываются неуспешными, человека направляют к психологу, и это часто воспринимается как своего рода наказание и подтверждение его несостоятельности как “хорошего пациента”.

Читать «С саммита о хронической боли: позиция Бет Дарнелл» далее

Выжимки из диссертации Катрин Зимер (2014)

 

  • По данным ВОЗ, с хронической болью живут примерно 37% населения земного шара, причем чем старше люди, тем больше распространенность хронического болевого синдрома. Хроническая боль влияет на все сферы человеческой жизни, ограничивая возможности. Это биопсихосоциальный феномен, требующий комплексного подхода. Фармакологические и хирургические способы лечения болевого синдрома в среднем эффективны примерно на 30% примерно для половины пациентов (для второй половины не эффективны). Сейчас вопрос стоит не столько о том, “как полностью избавить людей от боли”, сколько о том, “как помочь людям жить предпочитаемой жизнью, несмотря на боль. 
  • Хроническая боль, с психологической точки зрения, это длящаяся травмирующая ситуация. У многих людей, живущих с хронической болью, есть симптомы травматического расстройства (гипербдительность, психическое напряжение, избегание, интрузивная симптоматика — страхи, флэшбэки, навязчивые мысли, “непродуктивное пережевывание проблем” и т.п.). Этому тоже важно уделять внимание. 
  • Достаточно очевидно, что хроническая боль сопровождается негативными эмоциональными состояниями (гневом, враждебностью, подавленностью, разочарованием, апатией, “вязкостью”, напряжением и тревогой). При этом чем меньше у человека навыков выражения и регуляции эмоциональных состояний, тем больше выраженность боли и дистресса. Терапевтические вмешательства, направленные на обучение выражению и регуляции эмоций, могут ослаблять боль, делать ее более переносимой, уменьшать влияние боли на повседневную жизнь, уменьшать выраженность симптомов депрессии и повышать качество жизни. Показана эффективность таких практик, как когнитивно-поведенческая терапия, биологическая обратная связь, прогрессивная мышечная релаксация, самогипноз/аутотренинг, майндфулнесс (практика внимательности/осознанности), терапия принятия и ответственности (АСТ), письменные практики. К терапии людей, живущих с хронической болью, важно подходить междисциплинарно. 
  • Попытки усилием воли прекратить боль непродуктивны. Более эффективным для хорошей жизни, несмотря на боль, оказывается принятие боли — признание, что она есть, и “отвязывание” от этого оценочных суждений и дополнительного эмоционального страдания; принимающее присутствие в настоящем моменте, знание, что боль возможна, и готовность к этому переживанию. Принятие боли, по данным исследований, не связано с интенсивностью боли; принятие боли оказывается важным предиктором качества жизни, вовлеченности в значимую деятельность. Важны любые терапевтические вмешательства, повышающие у людей способность принимать обстоятельства, включая боль (но не сдаваться им).
  • Отдельным фактором, помогающим справляться с жизнью, несмотря на боль, оказалось сочувствие себе. Это не жалость и не самопотакание, это отношение к себе с позиции хорошего друга, поддерживающего свидетеля происходящего, который помнит о сильных сторонах человека, опыте преодоления сложных ситуаций в прошлом и мечтах на будущее. Сочувствовать себе — значит, относиться к себе по-доброму и помнить, что мы не одиноки в этой ситуации страдания.
  • Еще один параметр, влияющий на качество жизни с хронической болью — это компетентность/самоэффективность в совладании с болью, уверенность, что удастся справиться с ее последствиями. Это ключевой параметр, определяющий качество жизни людей с хронической болью, он связан и с более оптимистическим прогнозом, и с более активной вовлеченностью в процесс лечения, с большим упорством в достижении целей и с более позитивным эмоциональным фоном. Соответственно, любые вмешательства, повышающие уровень компетентности в совладании с болью, будут повышать качество жизни людей во всех областях жизни. Главным источником ощущения компетентности является рефлексивное присвоение собственных прошлых успехов в этой области. Депрессия мешает нам вспоминать о наших прошлых успехах, поэтому требуются специальные практики, помогающие актуализировать эти воспоминания. 

(продолжение следует)

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ НУТРИЦИОЛОГИЧЕСКОГО АУТОИММУННОГО ПРОТОКОЛА

(обобщение конспектов материалов по нутрициологической медицине)

В целом, если посмотреть на средовые факторы, способствующие развитию аутоиммунных заболеваний, и представить, что аутоиммунность — это “бочка” (см. предыдущий пост) становится понятно, что “аутоиммунный протокол” — это то, что “уменьшает объем вливания в бочку”.

1. Восстановление правильного баланса омега-3 и омега-6 жирных кислот. Омега-6 жирные кислоты способствуют выработке воспалительных цитокинов; омега-3 жирные кислоты способствуют выработке противовоспалительных цитокинов. Омега-6 мы получаем в избыточном количестве из растительных масел. В аутоиммунном протоколе мы перестаем использовать растительное масло, кроме оливкового (в нем больше олеиновой кислоты, которая вообще омега-9); и добавляем много омега-3 — льняное масло, рыбу холодных вод (желательно дикого отлова, а не выращенную на фермах; лучше всего лососевые и селедку). Можно использовать рыбий жир или масло криля в капсулах, примерно 2-3 грамма в день. На оливковом масле жарить нельзя, оно при нагревании меняет конформацию, набирая в свои ненасыщенные связи атомы водорода, и теряет свои полезные свойства. Если невозможно не жарить (или не печь), лучше использовать кокосовое масло — или масло гхи, вытопленное безлактозное и бесказеиновое сливочное масло (и важно, чтобы коровы были на свободном выпасе).

2. Увеличение количества антиоксидантов в рационе. Много овощей, фруктов и ягод, ярких насквозь (а не “белая мякоть под цветной кожурой”). Много — это 6-8 чашек (250 мл чашка) в день.(* тут есть нюансы, надо разбираться индивидуально; как и со всеми остальными пунктами — в каком порядке все это вводить и с какой интенсивностью) Цитрусовые, красная капуста, свекла, морковь, батат, тыква, брокколи, романеско, всяческая ботва и зелень, стебли сельдерея, любые ягоды, манго, папайя, ананас. Зеленый чай. Из БАДов — глютатион, N-ацетилцистеин, кверцетин, ресвератрол.

3. Снижение количества простых углеводов в пище. Отказ от добавленного сахара, мучного, сладкого, от белого риса и картофеля. Оставляем продукты с низким гликемическим индексом, увеличиваем количество клетчатки (6-8 чашек овощей и фруктов дадут нам нормальное количество клетчатки). Иногда приходится пропить еще травы и БАДы, способствующие снижению количества патогенных бактерий и грибков, и потом увеличить биоразнообразие микробиома при помощи ферментированных продуктов (йогурта, квашеных и соленых домашних овощей и грибов).

4. Восстановление проницаемости кишечного эпителия. Это делается как за счет снижения количества патогенных бактерий и грибков (см. предыдущий пункт), так и за счет уменьшения количества зонулина, выделяемого клетками кишечного эпителия в ответ на стимуляцию рецепторов белками пшеницы и других глютен-содержащих злаков, а также другими сходными по строению белками (в первую очередь казеином). Поэтому в аутоиммунном протоколе мы отказываемся от глютена (пшеницы, ржи, ячменя) и всех молочных продуктов. И делаем все от нас зависящее, чтобы восстановить нормальную проницаемость. Для этого нам нужны вещества, из которых организм будет делать коллаген (для этого из пищи очень подходит костный бульон), и в дополнение к этому — аминокислота L-глютамин (ее довольно много в соке капусты).

5. Для того, чтобы иммунная система успокоилась и перестала атаковать организм, нужно выяснить, какие продукты она ошибочно воспринимает как опасные. Для этого можно провести элиминационную диету (например, по протоколу д-ра Мэнсфилда), или сдать анализы на пищевые непереносимости IgG RAST ELISA. У этих анализов нет ложноположительных результатов — в смысле, если там что-то высветилось как вызывающее иммунный ответ, значит, так оно и есть. Тогда мы просто убираем эти продукты из рациона как минимум на 3 месяца (лучше на 6), и потом смотрим, изменилось ли что-то (как правило, интенсивность иммунного ответа уменьшается, и новые непереносимости не возникают, если удалось восстановить нормальную проницаемость кишечного эпителия).

6. Нужно уменьшить токсическую нагрузку на организм. Для этого нужно обратить внимание на то, чем мы дышим (поставить очиститель воздуха с хорошим угольным фильтром), что мы пьем и чем моемся, что мажем на себя (имеет смысл не мазать на себя ничего такого, что вы не были бы готовы съесть). Исключить все полуфабрикаты. Если у нас есть возможность покупать органические овощи (выращенные без химических удобрений и пестицидов), это на самом деле хорошее вложение денег. Нужно поддержать печень — это делают, в частности, овощи из семейства крестоцветных (все капусты, редька и т.п.), серосодержащие овощи (лук, чеснок) и грибы, такие приправы, как куркума и кумин (зира). На поддержку почек работают клюква и брусника (только без сахара и без сульфитов). И, само собой, пить достаточно воды. Про кофе однозначного ответа нет — для некоторых людей кофе стимулирует очищающую функцию печени, а для некоторых как раз наоборот. Если с одной чашки в первой половине дня вы не спите до утра следующего дня, тогда кофе лучше исключить.

7. Скомпенсировать пищевые дефициты, в первую очередь дефициты витаминов В, А, Д, К, незаменимых жирных кислот, незаменимых и условно-незаменимых аминокислот, минералов (в первую очередь магния, цинка и селена); в некоторых случаях нужны БАДы, поддерживающие функцию митохондрий; в некоторых случаях нужны метилированные витамины В.

8. Выяснить, нет ли в организме хронических инфекций, и по возможности вылечить их.

9. Выявить источники хронического стресса в личном опыте и окружении человека — и развить навыки совладания со стрессом. (Очень помогает медитация, йога, телесные практики. Может быть нужна психотерапия, особенно — направленная на работу с травмирующим опытом. Также могут быть полезны разные формы терапии выразительными искусствами и терапии, восстанавливающие гармоничную внутреннюю коммуникацию и ощущение авторства.)

Взгляд функциональной медицины на средовые факторы возникновения аутоиммунных заболеваний

…Врач мог_ла вам сказать, что аутоиммунные заболевания обусловлены генетически, и сделать с этим ничего нельзя — вот так неудачно карты легли, придется играть свою партию с тем, что есть. Но тут есть вот какой важный момент: да, существует генетическая предрасположенность к аутоиммунным заболеваниям, но она, как показали близнецовые исследования, отвечает за 30% вероятности их возникновения. На 70% возникновение аутоиммунных заболеваний обусловлено факторами среды — а на них мы так или иначе можем повлиять и что-то изменить. Можно представить себе, что аутоиммунность — это такая бочка. У людей, у которых есть генетическая предрасположенность, бочка сразу заполнена водой почти на треть. Тем, у кого генетической предрасположенности нет, достается пустая бочка. Дальше в бочку с разных сторон начинают лить воду. И когда (если) бочка переполняется, достаточно одной какой-то последней капли, чтобы вода хлынула наружу — в смысле, начались бы заметные симптомы какого-нибудь аутоиммунного заболевания. *

 

Соответственно, вопрос: откуда в бочку наливается вода? В функциональной медицине выделяются следующие средовые факторы, способствующие возникновению аутоиммунного процесса:

  1. соотношение омега-6 и омега-3 жирных кислот в рационе (если оно неоптимальное, то вырабатывается больше воспалительных цитокинов, чем противовоспалительных цитокинов);
  2. недостаточное количество антиоксидантов в рационе, ведущее к недостаточной нейтрализации свободных радикалов; свободные радикалы, в свою очередь, возникают в организме под воздействием всяческих стрессоров;
  3. слишком большое количество простых углеводов в пище, способствующее размножению патогенных бактерий и грибков в кишечнике; бактерии и грибки выделяют эндотоксины, всасывающиеся в кровь и увеличивающие токсическую нагрузку на организм;
  4. пищевые непереносимости, вызванные нарушением проницаемости кишечного эпителия: в силу воздействия эндотоксинов, а также в силу повышенной чувствительности к глютену, клетки кишечного эпителия “разбегаются”, и в образовавшиеся щели в кровоток и лимфу попадают недопереваренные макромолекулы, которые иммунная система начинает распознавать как “опасных врагов”; дальше вступает в силу механизм “молекулярной мимикрии”, и иммунные клетки начинают нападать на все похожие последовательности, где бы они их ни нашли (“полиция по фотороботу замела всех встреченных рыжих”);
  5. токсическая нагрузка, идущая из окружающей среды: тяжелые металлы и тысячи синтетических химических соединений, которых сто лет назад еще не было и которые присоединяются в клетках организма к рецепторам, предназначенным эволюцией, естественно, не для них, а для чего-то еще, в результате запускаются каскады реакций и сигналов, создающие путаницу; в результате никакие клетки не могут нормально работать, в том числе иммунные;
  6. уровень гормонов — в первую очередь кортизола, гормона хронического стресса, и многих других, в том числе половых; уровень гормонов во многом зависит от наличия в организме “строительных кирпичиков” для их синтеза (незаменимых жирных кислот, незаменимых и условно-незаменимых аминокислот, витаминов и  минералов); пищевые дефициты могут приводить к нарушению гормонального баланса — и массе последствий такого нарушения;
  7. пищевые дефициты и токсическая нагрузка могут приводить к дисфункции митохондрий, от чего в клетках (и в вас в целом) становится меньше энергии, и нарушаются процессы апоптоза (“правильной смерти”) неоптимально функционирующих клеток; иммунная система начинает помечать и эти клетки как “врагов”;
  8. присутствие в организме хронической инфекционной нагрузки (вирусной, бактериальной, грибковой или паразитарной); это может быть вирус Эпштейна-Барр (мононуклеоз), цитомегаловирус, вирус Коксаки, герпес, микоплазма, кандидоз и т.п. Так что если вы что-то не лечите, зубы, там, или что-то другое, отмахиваясь от этого,- не сифилис же, мол, вон, у кучи народу такие же проблемы, и живут же, — у этого могут быть пренеприятнейшие последствия. **

 

* Эту метафору я вычитала в книге Донны Джексон Наказавы “Аутоиммунная эпидемия» 

** Большая часть этой информации в удобном для чтения виде есть в книге доктора Терри Валс “Протокол доктора Валс» 

«Вынужденное монашество» — адаптация к жизни с болезнью, фаза стабилизации

(по материалам Патрисии Феннелл)
 
ВТОРАЯ ФАЗА: СТАБИЛИЗАЦИЯ
 
Как понять, что вы перешли из фазы кризиса в фазу стабилизации? Есть несколько заметных изменений:
 
1) Вы чувствуете больше контроля над ситуацией. Прошло время; возможно, вы теперь знаете медицинское название вашего состояния; но даже если у вас еще нет диагноза, вы уже вычислили какой-то паттерн изменения самочувствия. Это не то, чтобы радует, но с этим уже можно как-то иметь дело. Вы научились разным способам справляться, так что ситуация больше не выглядит такой катастрофической.
 
2) Вы начали активно искать. Самое разное. Людей, которые верят вам и понимают вас. Группу поддержки. Пациентский форум или сообщество. Информацию. Второе медицинское мнение. Альтернативные способы лечения.
 
3) Вы больше не обвиняете себя (так часто, как раньше). Ну, вот болеете, да, кто чем болеет, а вы — вот этим. Врачи не очень много знают про вашу болезнь и/или не очень ее лечат, в этом и разница.
 
4) У вас прошли посттравматические симптомы — меньше вторгающихся в жизнь ощущений и мыслей, немного легче расслабиться.
 
5) Вы не пытаетесь так часто притворяться, что с вами все в порядке.
 
6) Вам совсем обрыдло плохо себя чувствовать, вы не готовы терпеть такое и хотите найти способ выздороветь.
 
Стратегия второй фазы: ВЫНУЖДЕННОЕ МОНАШЕСТВО
 
Цель: стабилизировать и реструктурировать жизнь. Стратегию для достижения этой цели Патрисия Феннелл называет “вынужденным монашеством” — в том смысле, что это очень осознанная, размеренная, структурированная жизнь, требующая “правил” и “дисциплины”, а также тренировки способности довольствоваться малым и радоваться простым вещам.
Эта стратегия реализуется в трех основных направлениях:
 
— Изучить новые пределы своих физических возможностей и выстроить в них полную и насыщенную жизнь;
— Глубоко и подробно пересмотреть свои представления о жизни, свои убеждения, ценности и планы;
— Перестраивать отношения с окружающими.
 
(продолжение следует)