Мэри Пайфер «Женщины гребут на Север» (2019)

Мэри Пайфер — американка, культурный антрополог и клинический психолог, специалист по психологии развития и работе с травмой, психотерапевт-писатель. На протяжении всей своей карьеры она работала с женщинами и написала несколько книг, ставших бестселлерами, в том числе “Оживить Офелию” (опубликована в 1994, про девочек-подростков) и “Пишем, чтобы изменить мир” (про письменные практики).

Книга Мэри Пайфер “Женщины гребут на Север” (2019) посвящена темам и вопросам, с которыми сталкиваются женщины, переходя из возраста поздней взрослости — к старости. Что поддерживает, оживляет, обогащает нашу жизнь в этот период? Момент этого перехода определяется первым серьезным кризисом здоровья, из которого мы выходим с ограниченными возможностями, и/ или смертью близкого человека. Пока мы еще можем делать все, что хотим, это не старость; когда уже перестаем мочь делать то, что хотим, — старость.

На каждом новом жизненном этапе мы перерастаем те стратегии совладания, которые работали для нас раньше. Каждый переходный период ставит перед нами задачу поиска и создания новых стратегий совладания, испытывает наше мужество, ясность ума и решительность.

Мэри Пайфер считает, что главная задача развития переходного периода от поздней взрослости к старости — укрепление жизнестойкости перед лицом утрат и ограничений. Жизнестойкость, по мнению Пайфер, — результат намерения и внимательности. Мы можем определять, куда мы направляем наше внимание, и за счет этого двигаться к исцелению.

Читать «Мэри Пайфер «Женщины гребут на Север» (2019)» далее

Мэри Кэтрин Бэйтсон «Возраст активной мудрости» (2010)

В книге “Возраст активной мудрости” М.К.Бэйтсон продолжает развивать тему “жизни как произведения импровизационного искусства” — в применении к периоду жизни, который она называет “возрастом активной мудрости”, или, иначе, “поздней взрослостью”. Появление этого периода в жизни людей обусловлено увеличением продолжительности жизни и повышением качества жизни в позднем возрасте. Здоровья и сил еще достаточно, поэтому это активный возраст. Однако предшествующие десятилетия дали нам широту кругозора и жизненный опыт, поэтому наша активность может быть мудрой. Активная мудрость, или мудрая активность, людей в возрасте второй взрослости способствует передаче культурного наследия и выживанию человеческой популяции.  

Поздняя взрослость — это время, когда дети выросли, высот в карьере мы достигли, и дальше спрашиваем себя: “Так, ну а теперь что? Как я могу определять себя через внутреннее-глубинное, если внешнее-поверхностное, которое было мне важно прежде, уходит или перестает иметь значение? Как, старея, я могу оставаться собой? Или даже так: как, старея, я могу становиться в большей мере собой? Что я могу совершить, какой вклад я могу внести? Что мне важно успеть передать? Что я могу и хочу делать, когда мне уже не надо никому ничего доказывать о себе?” 

Читать «Мэри Кэтрин Бэйтсон «Возраст активной мудрости» (2010)» далее

Мэри Кэтрин Бэйтсон: Сочиняя жизнь

В последнее время я много думаю о том, что мы можем делать со своей жизнью, когда обстоятельства вне нашего контроля вмешиваются и не дают нам реализовать мечты и планы. Поэтому меня потянуло к книге Мэри Кэтрин Бэйтсон “Сочиняя жизнь” (Composing a Life), изданной в 1989 году. Мэри Кэтрин Бэйтсон — дочь двух выдающихся фигур в мире социальных наук ХХ века: Маргарет Мид и Грегори Бейтсона.
Эта книга — попытка М.К.Бэйтсон ответить себе на вопрос “как же находить смысл, связность и преемственность в жизни, когда получается, что ты ставишь цели — и не достигаешь их, начинаешь что-то — и откладываешь в сторону на неопределенный срок; как возможна цельность, когда нет единства и приходится собирать какое-то объединение из разных фрагментов; как возможно ощущение реализованности, когда ты не ставишь свои цели, а все время откликаешься на обстоятельства”.

Читать «Мэри Кэтрин Бэйтсон: Сочиняя жизнь» далее

Ребекка Солнит, «Рай, построенный в аду» (2009)

В течение нескольких последних недель я потихонечку читала по утрам книгу Ребекки Солнит «Рай, построенный в аду» — про людей и сообщества в чрезвычайных ситуациях. В какой-то степени это не приложимо к нынешней ситуации, т.к. мы не оказались без собственности на улицах в сообществе тесного взаимодействия и взаимопомощи, а наоборот. Но в каком-то смысле та концептуализация, которую она предлагает, приложима к нынешней ситуации. Так или иначе, это приглашение к размышлению.

***

РЕБЕККА СОЛНИТ «РАЙ, ПОСТРОЕННЫЙ В АДУ» (2009)

В большинстве голливудских фильмов-катастроф мы можем видеть, как после землетрясения, цунами, взрыва, урагана и т.п. простые граждане мечутся в панике, иногда просто бессмысленно, как тараканы, а иногда — очень агрессивно защищая себя и пытаясь нахапать побольше всего, что плохо лежит. Спасительное государство вводит спасительные войска и принимает спасительные решения, а какой-нибудь персонаж с тяжелой нижней челюстью, небольшой головой и мускулами борца приводит эти решения в исполнение (или также спасительно индивидуально противостоит ошибочным решениям правительства).

Но так ли обстоят дела на самом деле во время чрезвычайных ситуаций — природных и техногенных катастроф?

Читать «Ребекка Солнит, «Рай, построенный в аду» (2009)» далее

Шесть демонов депрессии и сокровища, которые они хранят (четвертая часть обзора книги д-ра Гордона Unstuck)

о том, что это за демоны и как мы встречаемся с ними — в предыдущей части обзора

  1. Прокрастинация
 
Первый “демон”, с которым знакомит читателя д-р Гордон, — это “демон прокрастинации” (“по очевидным причинам”, — добавляет он). Мы все знаем, что такое “ну не сейчас”. Д-р Гордон говорит, что часто попытки понять, откуда у вашей прокрастинации растут ноги — это тоже форма прокрастинации. Вместо этого он предлагает написать два списка: “что я выигрываю в результате прокрастинации” и “что я теряю в результате прокрастинации”. Чаще всего оказывается, что теряем больше, чем выигрываем, и сколь бы страшно ни было за что-то взяться и начать делать, это в целом не так ужасно, как те ощущения, которые мы испытываем, откладывая. Откладывание питает тревогу, отвращение к себе, раздражительность, уныние и социальную самоизоляцию.
 
Если понять, что прокрастинация не защищает, а “сливает” энергию, то, забрав себе эту энергию обратно, мы обнаружим даэмон уверенности и решительности. Действие дает результат, и сам этот результат — положительная обратная связь. Каждое действие облегчает последующее. Отмечайте достигнутое. Празднуйте. Перечитывайте списки достижений, когда перед вами маячит следующий вызов.
 
Если “демон” прокрастинации силен, нужно начать с какой-то активной двигательной практики — чтобы преодолеть инерцию и сопутствующее ей чувство бессилия. Каждый раз, когда вы чувствуете, что откладываете что-то, что надо делать — двигайтесь.
Если вам не хватает пороху взяться за что-то, что чувствуется сложным и неподъемным, начните с более простой задачи того же типа. Если предстоит сложный разговор — поговорите с тем, с кем говорить легко и приятно. Если надо писать статью — напишите сначала что угодно, например, запись в дневнике.
  1. Вина/гордыня
Чувства вины и самообвинения — очень существенная часть симптоматологии депрессии. Но если прислушаться к речам депрессии: “Ты _хуже всех_. Ты _полное_ ничтожество. Ты _никогда_ не справишься”, то в них отчетливо слышится высказывание превосходной степени. Да неужели же действительно _хуже всех_? Это разве соревнование? Тут важно разместить это самообвинение в более широком контексте, без преувеличения того, какие мы ужасные, но и без обесценивания своего страдания в сравнении со страданием других. Вы чувствуете то, что чувствуете, и имеете право чувствовать именно это. Важно научиться видеть себя в зеркале сочувствия. “Я один из тех, кто порой не может встать с постели; я из тех, кто иногда теряет мотивацию и перестает мочь радоваться любимым занятиям” и т.п. Можно еще нарисовать генограмму и посмотреть, какие способы быть, думать и действовать вы унаследовали от своих предков. Это могут быть проблемы, а могут быть и сильные стороны.
Д-р Гордон отмечает, что погружение в природу часто оказывается хорошим способом увидеть себя и свою жизнь в перспективе, в контексте, соотнести масштабы.
Очень мощным противоядием против вины/гордыни является скромное служение действием — либо другим людям (волонтерство, например), либо себе — дисциплина “скучной заботы о себе” (уборка, наведение порядка, покупка продуктов и т.п.). Эта практика работает лучше всего, когда она делается размеренно, медитативно; можно представлять себе, как, делая какие-то такие простые действия, вы объединяетесь со всеми теми людьми в мире, которые тоже сейчас реализуют это скромное служение, и тем самым поддерживаете их. И вам открывается даэмон, заключенный в вине/гордыне — это смирение.
  1. Перфекционизм
“Демон” перфекционизма — близкий родственник и вины/гордыни, и прокрастинации. Перфекционизм ставит планку недосягаемо высоко, а под ней размещает лужу стыда. Принятие — это одновременно и практика, помогающая справиться с этим демоном, и освобожденный из-под его власти даэмон.
  1.  Одиночество
Возможно, этот “демон” — самый страшный. Чтобы противостоять ему, д-р Гордон предлагает три направления активности: признание этого опыта/переживания; увеличение уровня доступной энергии; и установление контакта с людьми. Признание опыта одиночества может вызвать к жизни переживание утраты, глубокой печали и сожаления. При этом мы можем заплакать, и эти слезы растапливают стену самозащиты от игнорирования и ощущения брошенности.
Практики, которые помогают справиться с “демоном» одиночества — это практики резонанса и свидетельствования, в том числе экспрессивное и рефлексивное письмо, библиотерапия и терапия поэзией. Помогает музыка, помогает кино.
Для повышения уровня энергии помогает движение и восстановление контакта с телом.
Для установления контакта с людьми помогает поиск проводников, а также обращение к разным значимым членам жизненного клуба, в особенности к тем, кто знал нас до депрессии и до тех поворотов жизни, которые в итоге привели к депрессии.
Даэмон, который хранит одиночество, — это ощущение контакта и общности. Важно подходить к нему без ожиданий. Жизнь посылает нам людей, проживайте встречу такой, какая она есть, не пытайтесь приводить что-то в соответствие чему-то. Наблюдайте, что хорошо в том, что реально.
  1. Летаргия
Летаргия — это бессилие и апатия, когда невозможно сдвинуться с места. Летаргия — признак самых тяжелых периодов в течении депрессии, а также самых тяжелых типов депрессии. В некоторых (не очень частых) случаях она опасна для жизни и человек в таком состоянии нуждается в срочном медицинском вмешательстве и, возможно, госпитализации. Но чаще летаргия не настолько всеохватна, а пропорциональна нашей потребности в остановке и нашим возможностям.
По мнению Томаса Мура, смысл летаргии — заставить нас остановиться, чтобы мы не продолжали двигаться в направлениях, по сути пагубных для нас, для внутреннего движения нашей жизни. Летаргия — это часть алхимического процесса преображения человека, время гниения, вызревания и прорастания, время кристаллизации, время моратория, “фаза куколки”. Это приглашение к внутренней работе осмысления, отделенной от действия, — своего рода санаторий или ретрит. Важно признать и принять это приглашение, тогда летаргия постепенно проходит, и на ее место приходит вовлеченная осмысленная целенаправленная деятельность.
По мере того, как энергии становится чуточку больше, ее важно культивировать — мягко и ненасильственно — добавить ходьбу, йогу, практическую работу (понемногу: наводить порядок, писать письма и т.п.). Важно записывать, что происходило каждый день, чтобы даже в те дни, когда ничего не получается сделать, помнить, что пройдет и это, бывало лучше, а значит, снова будет лучше.
Даэмон, который хранит летаргия, — это легкость, действие без усилия.
  1. Обида, ощущение несправедливости
“Демон» обиды и ощущения несправедливости замыкает нас в страхе и самозащите, отравляет возможности, которые могли бы помочь нам ожить и реализоваться. В отличие от гнева, который приходит и уходит, обиду и ощущение несправедливости мы носим с собой, как нарыв, в который мы втираем обоснования, что поддерживает его существование. Обида и ощущение несправедливости возникает, когда кто-то отверг нашу нежность и любовь. Обида — это цепи, которыми мы остаемся привязаны к тому, кто нас отверг. Мы ожидаем, что с нами снова обойдутся несправедливо, обидят нас и отвергнут, и наши ожидания от мира читаются у нас на лбу как обещания.
Преображение “демона» обиды начинается с того, чтобы прекратить обвинять того, кто не любил нас так, как нам бы хотелось; прекратить хотя бы временно. В этом может помочь медитация. Когда нам это удается, мы начинаем чувствовать, как когтистая хватка “демона» обиды и ощущения несправедливости уродует нас самих. Мы можем принять ответственность за собственные чувства — прожить гнев, прожить неостывшую любовь, и эти чувства вернутся в поток жизни и трансформируются, уступив место чему-то новому. Преображение “демона» обиды возвращает нам даэмон сострадания.
(продолжение следует)

Третья часть обзора книги д-ра Гордона «Возвращаясь в поток жизни: семь этапов путешествия сквозь депрессию»

(это третий фрагмент обзора; предыдущие — здесь и здесь)
ВТОРОЙ ЭТАП РАБОТЫ: ПОИСК ПРОВОДНИКОВ
 
Д-р Гордон подробно описывает, каким может быть хороший терапевт для человека, столкнувшегося с депрессией, и на что важно обращать внимание. Он перечисляет, какие типы людей могут оказаться “ложными учителями”, а какие типы книг для разных людей с депрессией — хорошими спутниками.
 
На этом этапе работы д-р Гордон приглашает читателей начать работать методом активного воображения и встретиться с их Внутренним Проводником. Для начала он предлагает освоить упражнение “Воображение безопасного места”, и написать об опыте работы с ним в дневнике. После в безопасном месте мы ожидаем появления Внутреннего Проводника и там разговариваем с ним (и записываем этот разговор в дневнике). (В этом подход д-ра Гордона схож с “терапией, фокусированной на сострадании” (только, похоже, Гордон написал свою книгу раньше)).
 
 
ТРЕТИЙ ЭТАП РАБОТЫ: ОТПУСТИТЬ ТО, ЗА ЧТО ДЕРЖИМСЯ, И ОТКРЫТЬСЯ ПОТОКУ ИЗМЕНЕНИЙ
 
Иногда депрессия — это знак того, что мы слишком крепко держимся за что-то, что не позволяет нам следовать внутреннему движению собственной жизни. Это может быть партнер, или работа, или какие-то убеждения. Когда мы защищаемся, оправдываемся, жалеем себя и закрываем глаза на что-то, мы не позволяем себе сбыться. Иногда эту колею протаптывают гордость, упрямство и страх, желание сохранить свою правоту. То, за что мы держимся, пусть нам от этого больно и плохо, — знакомое и привычное, и страшно (и невозможно) представить себе, что будет, если мы разожмем руки. Мы настолько не верим, что поток вынесет нас туда, где нам и надо быть, что выбираем недожизнь. А в ней по определению невозможно дышать полной грудью. Для того, чтобы вынуть голову из песка и взглянуть на то, что мы пытаемся игнорировать, требуется мужество.
 
Кажется парадоксальным, что для того, чтобы что-то отпустить, надо делать дополнительное усилие, но часто оказывается именно так. Иногда это проще оказывается сделать в группе единомышленников (метод д-ра Гордона реализуется, в том числе, в 12-недельных группах).
 
Депрессия — это застревание, не только психическое, но и телесное, устойчивый неблагополучный паттерн мышления, чувств и ощущений. Встряхнуть систему, чтобы вывести ее из этого устойчивого состояния, чтобы что-то задвигалось и перестроилось, проще всего, начав с работы (с) телом — такой, которая повышает уровень энергии и может временно увеличить хаос, чтобы из него получился порядок другого уровня сложности. (Про это много пишет Алекс Корб в книге “Восходящая спираль”.) Приятная физическая нагрузка способствует синтезу эндорфинов и нейротрансмиттеров, и плюс к этому, мы точно знаем, что наше состояние изменилось вследствие наших собственных действий.
 
Д-р Гордон предлагает разные формы движения — прогулки, свободный танец — в том числе, перед зеркалом, йогу инь, тай-цзи, динамические медитации (протряхивания и танец под африканскую музыку, дыхательные практики — то, что Мирча Элиаде называет “древними экстатическими техниками”). Он описывает противопоказания, рекомендации и технику безопасности для динамических медитаций. В частности, после  динамических медитаций он предлагает рефлексивное письмо и дает шаблон для ведения дневника динамических медитаций.
 
 
ЧЕТВЕРТЫЙ ЭТАП РАБОТЫ: ПРЕОБРАЗИТЬ ЛИЧНЫХ “ДЕМОНОВ”, ЧТОБЫ ОНИ ОТДАЛИ  СОКРОВИЩЕ
 
“У каждого из нас, — пишет д-р Гордон, — есть способы быть, чувствовать и думать, которые подавляют нас и сдерживают возможность нашей реализации; у каждого есть какие-то сложности, от которых он стремится убежать, вместо того, чтобы разбираться с ними; у каждого есть привычки и зависимости, способствующие самосаботажу”. Все это он обозначает словом “демоны”. Когда мы начинаем расшатывать косную структуру, которую представляет собой депрессия, и повышать уровень энергии в системе, —  приходит время встретиться со своими личными “демонами” лицом к лицу.
 
Д-р Гордон пишет, что “демоны” — это то, что осталось, когда мы рассекли “даэмон” на добродетель и порок, и стали бороться с одной из этих сторон. Наши “демоны” — это части нас самих, нашей жизни, нашей личной истории, которые мы ненавидим, боимся и стараемся не допустить до проявления. Чтобы ис-целиться, стать снова цельными, нам нужно встретиться с ними, принять их, признать и вернуть себе силу, которую мы когда-то им отдали. Тогда мы обнаружим свой даэмон, и он покажет нам, кто мы есть на самом деле, и мы поймем, как именно нам на самом деле следует жить. (это напоминает мне “сожги семерых” в “Тиле Уленшпигеле” Шарля де Костера)
 
Для того, чтобы выдержать встречу с “демонами”, нам нужно “привязать себя к мачте осознанности”: смотреть, слушать, но не реагировать сразу же бездумно, а сохранять внутреннюю просторность, внутреннее пространство между собой и тем, на что мы смотрим. Основное средство для этого — практика внимательности, или осознанности (mindfulness). Д-р Гордон знакомит читателей с формальной сидячей медитацией возвращения внимания к дыханию, а также с медитацией ходьбы.
 
“Демоны”, поднимаясь перед нами, как препятствие или противник, пугают нас; и это нормально. Важно признать свой страх, принять его, а не бороться с ним, не пытаться его подавить (это питает его, делает его сильнее). Когда мы признаем существование своих “внутренних противников” и миримся с ними, мы можем пригласить их пообщаться и многому научиться у них.
 
Д-р Гордон предлагает экстернализовать и персонифицировать симптом, проблему или серьезный вопрос, а дальше провести диалог с ним (так, как это рекомендует делать Айра Прогофф, хотя Гордон и не ссылается на него).
 
Когда в нашу жизнь вторгается болезнь, утрата, катастрофа или боль, наши “демоны” могут восстать перед нами так, что их существование становится невозможно отрицать или игнорировать. В повседневной суете их сложнее распознать и проще оправдать. Да, мы откладываем дела, завидуем другим, раздражаемся или тупим, — ну а кто так не делает, говорим мы себе. Нас такими создали наши условия, и вообще, многое тут определяется не нами, а доброй волей других людей, например.
(продолжение следует)

Проверить, не является ли депрессия признаком других проблем в организме (вторая часть обзора книги д-ра Гордона «Unstuck»)

(вторая часть обзора книги д-ра Джима Гордона; первая — здесь)
СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ: ПРОВЕРИТЬ, НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ “ДЕПРЕССИЯ” ПРИЗНАКОМ ДРУГИХ ПРОБЛЕМ В ОРГАНИЗМЕ
 
Иногда ощущения, которые мы обозначаем как депрессию, являются симптомами каких-то физиологических нарушений, болезней или побочных эффектов лекарств, гормональных нарушений, высокой токсической нагрузки, пищевых дефицитов или пищевых непереносимостей. Это очень важно проверить и исключить с самого начала.
 
Важно поговорить с хорошим врачом и рассказать ему или ей
⁃ свой анамнез, историю болезней;
⁃ какие лекарства вы сейчас принимаете и принимали в последние годы;
⁃ какие БАДы и травы принимаете;
⁃ что едите и пьете;
⁃ используете ли какие-то вещества, меняющие состояние сознания.
 
Д-р Гордон приводит списки типов лекарств, которые могут давать депрессивную симптоматику в качестве побочного эффекта:
⁃ анксиолитики (противотревожные)
⁃ антидепрессанты
⁃ антигистаминные
⁃ препараты, снижающие кровяное давление
⁃ противовоспалительные
⁃ противосудорожные
⁃ гормональные контрацептивы
⁃ цитостатики (химиотерапия)
⁃ кортикостероиды
⁃ снотворные
 
Также он приводит список заболеваний, которые часто сопровождаются депрессивной симптоматикой:
— любые воспалительные заболевания (диагноз, заканчивающийся на “-ит”)
⁃ диабет (различной этиологии)
⁃ нарушения функции щитовидной железы (как гипер-, так и гипофункция)
⁃ аутоиммунные заболевания, сопровождающиеся хроническим воспалением и хронической болью
⁃ некоторые виды рака
⁃ иммунодефицит (различной этиологии)
⁃ нарушения функции надпочечников (гипер- и гипофункция)
⁃ сосудистые заболевания (сердца, мозга, периферические)
⁃ фибромиалгия и синдром хронической усталости
⁃ хронические инфекции (вирусные, бактериальные, грибковые, паразитарные)
⁃ хроническая обструктивная болезнь легких
⁃ болезнь Паркинсона
⁃ синдром Вильсона
⁃ последствия черепно-мозговой травмы
⁃ интоксикация тяжелыми металлами
⁃ дисбактериоз (в т.ч. бактериальное зарастание тонкого кишечника)
 
Д-р Гордон подчеркивает, что когда мы сдаем анализы и получаем результаты “не выходящие за пределы референсных значений”, важно помнить, что эти референсные значения отражают “среднее по больнице”, а у нас есть биохимическая индивидуальность, и важно смотреть на симптомы. Если анализы нормальные, а симптомы есть, важнее доверять симптомам и проводить “клинический эксперимент под наблюдением”.
 
 
ПИЩЕВЫЕ НЕПЕРЕНОСИМОСТИ И ПИЩЕВЫЕ ДЕФИЦИТЫ
 
Д-р Гордон обращает внимание на то, что у некоторых людей депрессия может быть побочным эффектом пищевых дефицитов и/или пищевых непереносимостей.
 
Тема эта непростая, особенно потому, что в обучении врачей нутрициологии уделяется от 0 до 25 лекционных часов в рамках основного образования. Важно помнить, что нет “универсального протокола правильного питания” (см. выше про биохимическую индивидуальность), но есть некоторые общие рекомендации; важно развивать осознанность по отношению к тому, что мы едим, как мы это делаем и как это на нас влияет, стать исследователями себя, наблюдать, экспериментировать, выявлять паттерны. Д-р Гордон подчеркивает, что такая позиция по отношению к питанию сама по себе является практикой антидепрессии — противостояния ощущению неподконтрольности жизни и собственного бессилия и беспомощности.
 
Общие рекомендации по питанию, если у человека есть депрессивная симптоматика:
⁃ сократить количество пищи с низкой пищевой насыщенностью (т.е. с малым количеством нутриентов на одну калорию);
⁃ выбирать продукты с низким гликемическим индексом (которые мало влияют на перепады уровня сахара в крови);
⁃ есть больше клетчатки и пить больше воды;
⁃ есть больше продуктов, богатых антиоксидантами (яркие насквозь овощи, фрукты и ягоды);
⁃ есть достаточное количество белков (и проверить, насколько хорошо организм их усваивает);
⁃ есть больше омега-3 жирных кислот и исключить омега-6 рафинированные растительные масла;
⁃ исключить продукты, содержащие транс-жиры
 
Часто бывает необходимо проверить дефицит витаминов и микроэлементов и восполнить недостающие. Чаще всего это: витамины группы В, витамин Д, витамин С, витамин А, витамин Е, магний, цинк, селен и хром. Тут важно помнить, что т.наз. рекомендуемая дневная норма потребления — это не оптимум, а нижняя граница, ниже которой уже начинается заметное пагубное влияние авитаминоза. Оптимум может быть в несколько раз выше, тут надо бережно и внимательно подбирать дозировку. Если не хватает одного какого-то микроэлемента, это может способствовать т.наз. функциональному дефициту других — т.к. без отсутствующего они не усваиваются. И прием витаминов, микроэлементов и БАДов не может заменить собой плохую еду.
 
Д-р Гордон уделяет внимание вопросу пищевых непереносимостей (иммунного ответа на недопереваренные белковые последовательности, попадающие в кровоток при наличии повышенной проницаемости кишечного эпителия). Он пишет о возможностях тестирования и об элиминационных диетах, подчеркивая, что каждый вопрос, который мы ставим перед собой, каждый эксперимент, каждый поиск информации, каждый полученный ответ — это шаг в сторону от ощущения “я ничего не могу и ни на что не могу повлиять”.
(продолжение следует)