Чувственно переживаемый смысл и Myself

Пытаюсь ответить себе на вопрос о том, чем чтение книги Джендлина про «чувственно переживаемый смысл» обогатило мое понимание идей Майкла Уайта про Myself.

1) хотя Майкл и пишет, что поток сознания и «язык внутренней жизни» — это многомерное и нелинейное течение образов, в его тексте эти образы представляются преимущественно визуальными. В описании Джендлином чувственно переживаемого смысла подчеркивается мультимодальность и одновременно внемодальность, но «проходит к» нему Джендлин через «тело, как оно переживается изнутри». Джендлин дает насыщенное описание этих квазителесных ощущений — критериев наличия терапевтического «сдвига»: теплота, ощущение облегчения, дрожь от высвобождающегося напряжения, ощущение раскрывающегося внутри пространства. Майкл, показывая видеозаписи своей работы, обращал внимание зрителей на подобные реплики и проявления у тех, кто приходил беседовать с ним.
Читать «Чувственно переживаемый смысл и Myself» далее

Если вы взялись писать автобиографический текст о травмирующем событии

В последние дни мне пришло в почту несколько вопросов от людей, которые взялись писать автобиографический текст о травмирующем событии, и столкнулись на этом пути с различными трудностями.

Полезно ли писать о пережитой травме? Всем ли полезно писать?

В целом, писать о пережитой травме полезно, особенно если вы сами чувствуете, что вам необходимо это сделать.
Читать «Если вы взялись писать автобиографический текст о травмирующем событии» далее

В помощь свидетелям чрезвычайных ситуаций: техника безопасности и вопросы

Письменное слово – инструмент, доступный нам с довольно юных лет и являющийся для многих чем-то само собой разумеющимся. Иногда неочевидно, как с его помощью можно навредить себе; впрочем, опыт подсказывает, что по неосторожности навредить себе можно чем угодно, и лучше заранее принять к сведению некоторые простые рекомендации. (Заранее прошу прощения у тех, кому «против шерсти» будут объем и стиль изложения этих рекомендаций.)

Читать «В помощь свидетелям чрезвычайных ситуаций: техника безопасности и вопросы» далее

Обыденный шок и письменное выражение (и осмысление) переживаний

В последние дни тема свидетельствования насилию, разрушениям и причинению вреда звучит так громко, что деться от нее фактически некуда. Многие обсуждают, какую позицию занимать по отношению к разным инициативам, в том числе перепостам информации, — и как заботиться о себе и других в такой ситуации.

Я решила записать один из возможных вариантов того, что можно делать — в контексте направленности этого блога, т.е. письменных практик. Это не панацея, подходит не всем и не во всех случаях. Возможно, что-то из того, о чем я пишу здесь, окажется полезным.

В помощь свидетелям чрезвычайных ситуаций: письменное выражение и осмысление переживаний
Читать «Обыденный шок и письменное выражение (и осмысление) переживаний» далее

Исследования Пеннебейкера: стадии утраты и экстремальные ситуации

«Основные сложности со стадийной моделью переживания горя и утраты по Кюблер-Росс состоят в том, что совсем не все люди проходят все стадии, и даже большинство стадий проходят далеко не все…

Уортмэн и Силвер (Wortman & Silver, 1989) исследовали сотни людей, пострадавших от того или иного мощного травмирующего события, и выделили четыре основных стиля совладания. Примерно половина опрошенных вообще не испытывала мощной реакции горя. Еще примерно восемнадцать процентов входили в состояние хронического горя, продолжавшегося на протяжении как минимум полутора лет. Примерно тридцать процентов демонстрировали стадии горя и совладания, описанные Кюблер-Росс, и два процента демонстрировали «парадоксально-отсроченную реакцию горя» — первые полтора года все было нормально, а потом начиналась реакция горя».

(цитата из Opening Up, с. 76-78)

Читать «Исследования Пеннебейкера: стадии утраты и экстремальные ситуации» далее

Исследования Пеннебейкера: травмы, замалчивание и болезни

Исследования Пеннебейкера и его коллег показали, что у группы людей, наиболее подверженных болезням, в детстве было по крайней мере одно серьезное травмирующее переживание, о котором они никому не рассказывали. Сам по себе тип травмы на здоровье не влияет. Любая травма может привести к долгосрочным негативным последствиям в плане здоровья, если у человека нет возможности рассказать о происшедшем. Однако некоторые травмирующие переживания считаются более «социально приемлемыми». О том, что твоя сестренка погибла в автокатастрофе, рассказать легче, чем о том, что твоя сестренка погибла из-за твоего неосторожного движения, когда тебе самому было четыре года. Неудивительно, что люди, пережившие в детстве и подростковом возрасте сексуальное насилие или сексуальные домогательства, оказались существенно менее здоровыми, чем выборка в целом. У них гораздо чаще возникали язвы, проблемы с сердцем, респираторные заболевания и практически любые другие категории заболеваний.

Читать «Исследования Пеннебейкера: травмы, замалчивание и болезни» далее

Исследования Пеннебейкера: отец-исповедник и овечки

Среди исследований Пеннебейкера о том, как признание переживаний и их выражение влияет на здоровье, было два, на мой взгляд, довольно забавных.

Читать «Исследования Пеннебейкера: отец-исповедник и овечки» далее