Градация состояний и сильные стороны личности

Сегодня думаю три мысли сразу 🙂

Одна мысль — о том, что в повседневном языке ответ на вопрос «Как дела?» подразумевает бинарный ответ, грубо говоря, «все нормально» (туда же и «потихоньку», в смысле, ну, проблемы есть, но мы справляемся, спасибо) или некое собирательное «все плохо». Это я очень упрощаю и огрубляю сейчас. Либо мы можем выдать социально приемлемый ответ «нормально», либо не можем, и в последнем случае часто либо лжем, либо избегаем коммуникации вовсе. Тут мне думается о других культурах, где другие ожидания от приветствия. Говорят, в некоторых африканских языках формула приветствия звучит так: «Как ты сегодня? Мне не может быть хорошо, пока тебе не хорошо».

И тут я думаю очевидную мысль о том, что состояние человека-то вовсе не бинарно, это континуум, и часто, если хочется дать собеседнику адекватное представление о том, как себя чувствуешь, приходится вводить шкалу, а то и не одну. Тогда ответ на «как ты себя чувствуешь» может звучать примерно так: «Физически где-то на 3 из 10, в смысле энергии шевелиться, эмоционально где-то на 6 — мне спокойно и не грустно, а вот в смысле присутствия мозга и прочей остроты ума сегодня прямо беда какая-то, 1-2, туплю неимоверно». Домашние от меня слышат именно такие речи время от времени, и это дает им понять, чего от меня можно ожидать и к каким занятиям меня оптимально было бы приспособить в таком состоянии. Более того, они могут в ответ спросить: «Чем можно было бы, как ты думаешь, улучшить состояние на 1 балл?» Или проявить в этом плане инициативу.

И это связано для меня с мыслью о том, что любое состояние, сколь угодно плохое, для чего-нибудь да годится, главное — понимать, для чего. Ну, то есть, если у меня умственная креативка не очень работает, зато я могу активно шевелиться и меня не снедает грусть-тоска, я в этом состоянии вполне продуктивно навожу порядок в квартире, готовлю еду и вожусь с детьми. Когда я весной и в начале лета серьезно болела, я в какой-то из моментов, когда температура спала и появилась возможность думать головой и держать в руке ручку, прописала, каковы для меня состояния от 1 до 5 по 10-балльной шкале. Мне было важно написать себе, что, хотя я не могу вспомнить, как чувствуются состояния от 6 до 10, когда-то они были и они могут вернуться. Зато состояния от 1 до 5 были мне очень знакомы.
1 — лежу с температурой, дышу и медитирую — или дремлю.
2 — лежу, могу слушать аудиокнижку или играть в компьютерную игрушку типа маджонга
3 — сижу, могу вышивать, могу читать художественную литературу, могу пересказывать книжки, могу сидеть с детьми и собирать паззлы
4 — могу ходить по дому, выполнять простую механическую работу, ставя таймер на 5-10 минут по заранее составленному плану
5 — могу выехать из дома с одной задачей (например, привезти еды), могу читать профессиональную литературу минут 10-15, могу делать содержательные записи в дневнике, задавать вопросы, находить решения
Поэтому для таких низкоресурсных состояний у меня теперь есть «выживательный набор» (аудиокнижки, книжки, вышивка, списки простых задач и т.п.)

А сегодня я думаю о том, что так называемые сильные стороны человека http://www.pismennyepraktiki.ru/24-storony-razvitia-lichnosti/ требуют для своей реализации в действиях разного количества ресурса. Вот, например, мои ведущие сильные стороны  — преимущественно когнитивные, и некоторые из них (креативность, любознательность, критическое мышление, мудрость) для своей реализации требуют много ресурса. Когда мне плохо, я теряю возможность что-то выдумывать, создавать, осмысливать, делать выводы. Я не могу действовать в соответствии со своими ведущими сильными сторонами, и именно это, во многом, вызывает у меня переживание снижения самоценности — одно из тех, которое запускает депрессию. И сегодня я думаю о том, может ли стать практикой анти-депрессии в такой ситуации намеренное действие по неведущим сильным сторонам, требующим меньше ресурса. Например, я могу проявлять упорство и честность с собой даже тогда, когда почти не могу шевелиться. Могу ценить близость с другими людьми, могу ценить прекрасное, надеяться на лучшее и опираться на чувство юмора. Что будет, если на время, когда не можешь действовать по одним сильным сторонам, намеренно ставить во главу угла другие? Как можно натянуть эту страховочную сетку, пока чувствуешь себя еще достаточно хорошо?

Смысловое пространство у изголовья

Продолжая вчерашнюю мысль о талисманах, воплощающих надежду, вещицах, которые можно держать в руке, — я думаю о сужении физически доступного пространства у больных и старых людей.

С одной стороны, я думаю о том, что сфера вокруг изголовья кровати, очерченная для людей, проводящих много времени «на постельном режиме», примерно длиной вытянутой руки — это особое пространство. Вещи, которые попадают в него надолго, это не просто вещи, а узлы смыслов, символы.

А с другой стороны, я думаю, какие возможны коммуникативные практики и практики смыслообразования, чтобы при сужении физически доступного пространства смысловое пространство не уплощалось, а расширялось, обретало дополнительные измерения. Понятно, что это не практики «самопомощи», человеку и так уже плохо, чего навешивать на него дополнительную ответственность; это сообщественные практики.

Про метакоммуникационный код для письменного общения

В рубрике «сегодня думаю о» сегодня тема про специальный метакоммуникационный код для письменного общения. С чего бы это и к чему бы: бывают ситуации, когда в длинных письменных асинхронных разговорах о важном с людьми, чей репертуар реагирования нам не очень хорошо известен, нам непонятно, «куда упало» во внутреннем мире человека то, что мы написали. И наша следующая реплика, по идее, зависит от того, в каком состоянии после нашей предыдущей реплики оказался собеседник. Когда нам это неизвестно, коммуникация часто «вырождается», становится поверхностной, формальной, а то и вовсе сходит на нет.

Меня сейчас очень интересует зона соприкосновения и взаимоусиления депрессии и социальной изоляции. Очевидно, что они поддерживают друг друга. Воздействие депрессии иногда переживается как немота, потеря голоса, физическая невозможность артикулировать, невозможность войти в состояние, из которого мы способны отвечать другим людям и обращаться к ним. Стоит некоторое время не поотвечать, как нарастает стена изоляции, и для того, чтобы ее преодолеть, требуется дополнительное усилие, которое из захваченного депрессией пространства невозможно. Это выпадение из коммуникации запускает депрессивные мысли об испорченности собственной идентичности человека, о его негодности.

Мне бы очень хотелось перехитрить депрессию — и, желательно, не только в моей жизни. И вот сейчас я думаю про систему значков, которые могут помочь преодолеть немоту и остаться в важной коммуникации, не выпасть из нее. Как черная точка, нарисованная посередине ладони, — это знак, прорывающий немоту, вызванную домашним насилием.

Когда-то в 2009 году мы делали проект с личными историями. Люди писали о важном, сложном, болезненном иногда, и им очень важно было знать, что их истории читают и что эти истории вызывают у людей отклик, затрагивают их. Но иногда отклик был настолько сильным, что у людей не хватало слов его выразить. И вот для этого мы придумали значок: (*.*) Он значит: «Я здесь был, все прочитал, меня глубоко затронуло, у меня нет слов».

Хочется чего-то аналогичного для ситуаций, когда человек не может сразу содержательно ответить на важное сообщение.

Типа 🌺 — «получил, спасибо»

Мне думается, что есть не более 20 основных метакоммуникационных маркеров, которые имело бы смысл как-то означить.

Мне было бы важно получить от собеседника следующие сигналы, если будет ситуация, в них отраженная (значки условные):

1) ==< «депрессия не дает мне сейчас говорить»
2) /- «сегодня мне очень плохо физически»
3) ??(( — «меня затапливают сомнения и ощущение бессмысленности»
4) {} «мне очень одиноко сейчас»
5) !!@ «в стрессе, закрутился с делами»

6) [[ «устал, ничего не соображаю»

7) ;;;>> «давай сейчас сделаем паузу, мне что-то чересчур; подожди, пожалуйста, моей инициативы в разговоре»
8) ;;;## «давай сейчас сделаем паузу, но ты, пожалуйста, не прекращай меня «вызванивать»»


9) \\// «кое-что из того, что ты написала, попало мне в очень больное место»

10) ((<3)) «я очень тронут и вдохновлен»

11) !!!)) «затянул совершенно потрясающий реал»

12) ##& «позвони, пожалуйста, голосом, как сможешь, жду»

13) [%]/ «депрессия заставляет меня интерпретировать твои слова наихудшим возможным образом»

14) }}={{ «я чувствую какой-то дисбаланс в этой коммуникации, и мне хотелось бы вернуть ее к балансу»

15) [~~~} «brain fog», т.е. «чего-то катастрофически туплю и в голове бульон»

 

 

Потеря ресурса для общения, социальная изоляция и алгоритм Фэйсбука

Если я правильно понимаю, как работает алгоритм Фэйсбука, то нам в ленте чаще показывают тех, к кому мы чаще заходили на страницу или кого комментировали, или с кем разговаривали в мессенджере. Это понятная логика, как в узбекской сказке про падишаха и попугая: «А что вы едите? Ешьте [этого] побольше! Если на базаре увижу, обязательно вам принесу!»

А с другой стороны, в свете предыдущих размышлений о людях, у которых исчез ресурс общаться — из-за болезни, например, — этот алгоритм работает по принципу «богатому — прибавится, а у бедного отнимется и то, что имеет». Человек, чьи социальные связи начинают ослабевать, при помощи этого алгоритма делается еще более невидимым. Несправедливо, с определенной точки зрения.

Было бы круто, если бы, помимо напоминаний о днях рождения, Фэйсбук напоминал бы о друзьях, которые давно ничего не писали, например. А пока он этого не делает, приходится вручную.

«Быть интересным человеком» и переживание испорченной идентичности

Когда ты «не дотягиваешь до настоящего человека», тебе может быть немного стыдно — или много стыдно, и вообще неловко — рассказывать о своем опыте. Потому что «жаловаться же неприлично, давай о чем-нибудь хорошем?» Надо быть «интересным человеком». Надо «справляться». Потому что если ты не интересный человек и не справляешься, то кому ты такой нужен? Вот этот стандарт изнутри подступает и затыкает рот. И не рассказываешь, и не говоришь, потому что «либо хорошо, либо ничего». Так и начинаешь к себе, пока еще живому, относиться как к покойнику. Очень хочется быть увиденным, услышанным — а когда не проявляешься вовне, тебя никто и не видит. Иногда сил нет, моральных или физических, или и тех, и других, чтобы делать это усилие, выходить к кому-то, куда-то, выставлять себя на обозрение людей, 99,99% которых посторонние и равнодушные — в надежде, что найдется кто-то из этого 0,01% неравнодушных, и увидит.

Жить, сознавая. Как улучшить общение во взаимоотношениях

Когда-то я сдавала кандидатский минимум по английскому языку. И для него надо было сделать перевод. Я сделала тогда перевод фрагментов книги Шеродa Миллерa, Элама У. Нанналли, Дэниэла Б. Уокмэна «Жить, сознавая: Как улучшить общение во взаимоотношениях». Это был 2001 год, и книга тогда хранилась в безвременно почившей библиотеке психфака МГУ. Если определять, к какому психотерапевтическому направлению относится эта книга, мне она представляется роджерианской. Основное понятие, вокруг которого идет разговор — это awareness (сознавание, присутствие, осознанность).

В этом посте я соберу некоторое количество фрагментов тех фрагментов перевода 😉 осторожно, под катом «километры», но надеюсь, что не «воды». Я бы не советовала читать это все подряд, скорее, удобнее читать кусками.
Читать «Жить, сознавая. Как улучшить общение во взаимоотношениях» далее

Кто вправе говорить «понял»

Я не помню, какой мудрый человек когда-то указал мне на важный момент (сейчас расскажу!), но я ему до сих пор благодарна, каждый раз, когда удается помнить.

Жизнь стала гораздо спокойнее и одновременно интереснее, когда мне объяснили, что утверждать: «понял» — имеет право только тот, кто что-то сообщил, а не тот, кто услышал. Тот, кто услышал, может о своем понимании только спросить, а не утверждать, а рассказчик может подтвердить или опровергнуть правильность понимания.

Читать «Кто вправе говорить «понял»» далее