«Нет для такого подходящей открытки» (обзор книги Келси Кроу и Эмили Макдауэлл)

“У моей знакомой недавно умер ребенок, и я не позвонил ей, не написал, потому что совершенно не знал, что сказать, не мог найти правильные слова, боялся неправильными словами сделать хуже. И теперь корю себя за это — мол, должен был найти хотя бы какие-то слова, а не молчать, не оставаться невидимым. И не знаю, что теперь делать — время-то прошло, и с какой стороны подойти к этой ситуации сейчас? Я в растерянности”.

Знакомая ситуация? Наверняка. Рано или поздно в жизни близких и дорогих нам людей — или не таких близких — случается что-то ужасное. И мы думаем, как выразить сочувствие и поддержку, но иногда не находим правильных слов и остаемся в замешательстве. В результате у нас может сложиться впечатление, что мы “не умеем поддерживать”, и мы сразу отстраняемся, даже не пытаясь что-то сделать… и тем самым наращиваем стену изоляции вокруг человека, у которого случилась беда. А в изоляции переносить беду еще тяжелее.

Поэтому очень важно, чтобы люди знали, как можно себя вести, чтобы поддержать человека, у которого случилась беда. Как повысить способность сообщества отзываться на тяжелую ситуацию в жизни человека? (Вообще, мне кажется, этому надо учить в школе. В начальной. Но и потом, конечно, еще не поздно научиться.)

Я хочу рассказать вам о книге Келси Кроу и Эмили Макдауэлл «Нет для такого подходящей открытки: что говорить и что делать, когда в жизни дорогих вам людей случается что-то ужасное и несправедливое” (There Is No Good Card for This: what to say and do when life is scary, awful and unfair to the people you love, 2017).

Что мешает отзываться?

В первую очередь авторы приглашают читателя разобраться с тем, что, собственно, мешает отзываться, выражать сочувствие и поддержку?

Как мы ведем себя, когда не отзываемся? Ругаем ли мы себя?

Считаем ли мы, что существует единственно правильный способ помогать, высокий стандарт сочувствия, до которого мы никогда не дотянем, так что не нужно и пытаться?

Боимся ли мы навредить, сделать что-то нескладно и неправильно?

Считаем ли мы, что для сочувствия и поддержки существует особый временной период после тяжелого события, достаточно краткий, и мы его уже упустили?

Считаем ли мы себя не вправе выражать сочувствие, потому что мы с человеком “не в тех отношениях”?

Или опасаемся, что, стоит нам проявить сочувствие, как мы тут же окажемся обязанными давать человеку столько своего внимания, сил и времени, сколько у нас, как мы считаем, нет?

Или мы до сих пор обижены на кого-то, кто когда-то не проявил сочувствие и отзывчивость по отношению к нам, — так, чтобы мы могли это распознать?

Важно помнить, что даже если вы спрятались от чужой боли и не знаете, как поддержать человека, это (1) не значит, что вы ужасный человек; (2) не значит, что вы не способны к эмпатии. В каждый момент вы делаете лучшее из возможного — с учетом имеющихся у вас ресурсов и умений.

Как убрать то лишнее, что мешает отзываться? Что делать с внутренними препятствиями? Авторы перечисляют несколько вариантов:

можно написать себе список, о чем вы сожалеете, вспоминая о ситуациях, когда вы самоустранились и не проявили отзывчивость.

Можно написать список страхов и иных состояний, которые помешали вам проявить отзывчивость (например: «я была слишком погружена в свои проблемы и не заметила, что человеку плохо и он нуждается в поддержке»; «я не думал, что мое участие хоть как-то на что-то повлияет»; «я боялась, что мной начнут пользоваться»; «я боялась, что всего, что я могу дать, окажется недостаточно»).

Можно устроить ритуал прощения и отпускания этих сожалений и состояний, мешавших отзывчивости раньше. А можно, набравшись мужества, написать или позвонить тому человеку, перед которым вы чувствуете себя виноватым, и попросить прощения.

Когда нам тяжело и плохо, у нас всех есть тенденция не замечать, какая поддержка уже есть в нашей жизни, и укреплять проблемную историю «когда мне было плохо, никто не пришел мне на помощь». Но исключения из этой истории есть всегда, и попрактиковаться в том, чтобы их замечать — очень хорошая идея. Можно сделать это прямо сейчас: написать список, кто поддерживает вас сейчас — словом, действием, кто, как вы знаете, помнит и думает о вас. Очень часто эта поддержка не совсем такая, какой мы желаем, но она есть. Если мы все время будем считать, что люди «делают недостаточно» или «делают не то», то мы всегда будем разочарованы. Другие люди будут чувствовать, что разочаровать нас очень легко, и будут избегать отзываться на наше положение, потому что им самим страшно и неприятно ожидать, что их усилия будут признаны «недостаточными». Подумайте про свои стандарты: как люди «должны» поддерживать вас, чтобы вы распознали их усилия как поддержку? Какие у вас ожидания?

Чем больше мы можем ценить малые дары, которые мы получаем, тем больше мы можем ценить малые дары, которые можем предложить.

Если вы до сих пор обижены на кого-то, попробуйте написать неотправляемое письмо человеку, который вас подвел (для тренировки можно начать с того человека, который когда-то не поступил так, как вы ожидали, но все-таки не систематически подводит вас). Начните с фразы: «Меня очень расстроило тогда, что ты…» Но прежде чем писать, ответьте себе «да» или «нет» на следующие вопросы:

— Дал/а ли я тогда полностью, четко и открыто, понять, в чем нуждаюсь?

— Смог/ла ли я признать ценность того, что человек предложил мне тогда (что сильно отличалось от моих представлений, что мне нужно было предложить)?

— Попросил/а ли я о чем-то, что превышало возможности того человека в тот момент?

— Ведет ли этот человек себя сейчас так же, как тогда, или по-другому?

Вне зависимости от того, что вы ответите, все равно напишите неотправляемое письмо — и попробуйте простить этого человека. Чтобы простить, нужно понять, что поступки этого человека никак не вызваны тем, достойны ли мы любви, и никак не влияют на это.

Потом можно, если хочется, поговорить с тем человеком о тогдашнем событии, но это, как правило, серьезный разговор, требующий некоторой эмоциональной подготовки.

Переживание утраты и активное проявление доброты

Когда у человека в жизни случается что-то ужасное, для него это всегда переживание утраты. Это может быть

  • утрата здоровья,
  • уверенности в завтрашнем дне, эмоциональной и финансовой,
  • утрата уверенности в себе,
  • энергии,
  • привычной внешности,
  • главного собеседника, отражающего и свидетельствующего нас,
  • утрата отношений с близкими,
  • утрата чувства принадлежности к большему социальному целому,
  • утрата работы,
  • способности радоваться и испытывать интерес,
  • утрата мечты, надежд,
  • привычных и понятных историй о себе, дающих смысл и перспективу.

Эти утраты авторы книги называют «первичными». С ними очень сложно. А есть вторичные последствия утраты, и тут сочувствие и отзывчивость людей могут очень помочь:

  1. ощущение, что черная полоса никогда не кончится;
  2. страх будущего и ощущение потери контроля;
  3. ощущение уязвимости, сопровождающее выпадение из множества «людей, у которых все нормально”;
  4. чувства вины и стыда, что мы так или иначе навлекли на себя ту беду, которая с нами случилась, и/или не справляемся с ней так хорошо, как, считаем, должны бы (и как бы не имеем права горевать из-за этого).

Когда нам плохо, мы чувствуем, что совершенно не заслуживаем любви и внимания, считаем, что только берем и берем, ничего не давая взамен, и становимся для других бременем.

Иногда мы сами не можем понять и сформулировать, в чем и какая помощь нам нужна. Наш мир замер и остановился, а мир вокруг — нет, и в образовавшемся смерче мы тратим очень много энергии на то, чтобы делать вид, что все нормально, ради спокойствия окружающих. На то, чтобы выискивать и перераспределять ресурсы в трудной ситуации, тоже нужны ресурсы, и немало.

Именно поэтому так важно, чтобы кто-то пришел сам и предложил помощь, не дожидаясь, пока мы попросим о ней.

Впереться в чужую жизнь с предложениями помощи может быть очень неловко, но помните, что человеку, которому вы предлагаете помощь, гораздо хуже, чем вам. Вам пережить неловкость гораздо легче, чем ему — боль, усталость и бессилие.

Когда человеку плохо, ему не нужно быть сраженным наповал (в дополнение к тому, что у него уже происходит) вашей умелостью в оказывании поддержки, вашими точными исцеляющими словами. Ему важно, что вам не все равно и что вы рядом. Важна ваша доброта, даже если вы настолько нервничаете, что вам приходится читать слова сочувствия по бумажке.

Доброта

Что же такое доброта? Готовность добровольно и бескорыстно отдать приоритет благополучию другого человека и деятельно способствовать этому благополучию, — не для того, чтобы что-то с этого иметь, сейчас или потом. Доброту не выпрашивают; если приходится выпрашивать — это не доброта.

Добрые поступки основываются на сострадании. Это базовое социальное чувство, которое можно определить как «способность замечать чужую боль, чувствовать эмоциональный резонанс и откликаться».

Замечать тоже может быть непросто. А можно не только замечать в текущем моменте, но и предвосхищать — понимать, что боль может возникнуть в будущем.

Эмоциональный резонанс — это не значит «испытывать те же чувства и в таком же объеме, что и человек, у которого случилось что-то ужасное». Такая тождественность чувств обессиливает нас, и мы теряем способность помочь. Нас интересует та интенсивность резонанса, где мы уже не можем пройти мимо, но еще не нуждаемся в экстренной помощи сами.

И потом мы откликаемся — действием. «Просто подумать» недостаточно. Это действие, с высокой вероятностью, потребует от нас самих каких-то жертв и лишений, и мы не получим за него публичного признания.

Именно поэтому Кристин Монро, исследователь нравственного мужества, называет этот набор умений — замечать, испытывать резонанс и быть готовым к определенной жертве — «героическим состраданием». Это как раз то самое «в жизни всегда есть место подвигу»; вот он, доступный каждому повседневный подвиг.

Но мы все, так или иначе, в разных ситуациях бываем не способны на него, и это нормально. Не нужно осуждать себя и других за то, что мы не отзываемся на чужую боль самопожертвованием в 100% случаев. Таких мощностей у нас просто нет. Но у нас гораздо больше мощностей, чтобы помогать и отзываться, чем мы обычно думаем. Добрые поступки, отзывчивость, сочувствие в подавляющем большинстве случаев сами по себе являются вознаграждением для сочувствующего человека, потому что открывают ему новые измерения смысла жизни и возможности человеческого контакта, встречи.

Сострадание — это, в первую очередь, признание страдания. Не обесценивание его («ну, бывает»), не интеллектуальное размещение ситуации страдающего человека в статистической матрице («примерно в 20% случаев события разворачиваются именно так»). Это признание, что нечто ужасное может произойти с любым из нас. Что плохие вещи происходят с хорошими людьми, так или иначе, все время.

При этом сострадание не сводит всего человека, у которого случилось что-то ужасное или который всегда живет в очень тяжелой ситуации, к его страданию. Не считает его чем-то меньшим, слабым, по сути своей «братом меньшим», а не равным (это была бы жалость, а не сострадание). Доброта — это не покровительственное отношение вечного совершенного спасителя в белом пальто к ненормальному бедняге, который не справляется со своей жизнью. Сострадание — это в первую очередь, отношения между равными. Сострадание — это уважение.

Авторы проводят различие между состраданием и эмпатией. Сострадание — естественный отклик на знакомую нам в опыте беду. Эмпатия — это когда мы готовы и способны использовать свое воображение так, чтобы мочь испытывать сострадание и в тех ситуациях, которые нам в опыте не знакомы и никогда не будут знакомы. Они приводят пример из своей жизни. И Келси, и Эмили пережили рак. Обе они сталкивались со страхом, сопровождающим очередное обследование — продолжается ли ремиссия?… И утешительные слова людей, что «по второму разу это возникает с вот такой вероятностью, далеко не в 100% случаев, и вообще, сейчас это лечится», они воспринимали как обесценивание своих переживаний. Им совершенно понятны переживания других ветеранов рака в этих ситуациях. При этом когда знакомые женщины, разводясь, говорили о своем страхе навсегда остаться в одиночестве, Келси и Эмили ловили себя на мыслях типа: «Ну ты что, тебе ж всего ___ лет, конечно, ты еще кого-то встретишь, и вообще, мир не рухнет, если не встретишь, чего ты нагнетаешь». Упс, а вот и обесценивание переживаний. Если вы сталкиваетесь с ситуацией, когда у другого человека случилось что-то, что не случалось у вас, и вы не знаете, каково там внутри, — попробуйте вспомнить какую-то из своих тяжелых ситуаций из прошлого, составьте список утрат, которые вы тогда переживали, и подумайте, какие утраты могут присутствовать и в ситуации другого человека, о которой идет речь.

Не лезу ли я не в свое дело? 

Не лезу ли я со своей добротой не в свое дело? Не будет ли от этого больше вреда, чем пользы? Не навязываюсь ли я?

Не существует «кодекса» или «правил этикета», указывающих, кто кому в каких ситуациях имеет право выражать сочувствие и предлагать помощь. Суть тут в том, какие ценности вы воплощаете этой своей инициативой. Подумайте о своем опыте: все мы сталкивались с ситуацией, когда нам выражают сочувствие и предлагают помощь, а мы в лучшем случае отстраняемся, а в худшем — нас просто передергивает. Что же было в тех ситуациях?

— может быть, я чувствовала, что предлагавший помощь пытался самоутвердиться за мой счет («как у тебя все плохо, зато у меня все хорошо»);

— может быть, я чувствовала, что обо мне и моей тяжелой ситуации будут распускать сплетни;

— может быть, я чувствовала, что у предлагавшего помощь есть Особое Мнение о ситуации, в которой я оказалась, и это, по сути, осуждение меня, моих выборов и решений?

Когда нам плохо, мы, естественно, не хотим, чтобы нас обвиняли за это, и не хотим оправдываться, что-то доказывать и объяснять.

Если помнить об этом, то ответ на «могу ли я предложить свою помощь» достаточно прост. Могу, если не буду осуждать, сплетничать и самоутверждаться за счет человека, оказавшегося в беде.

Два типа “хронических мешающих помогальцев”

Но даже с нашими лучшими намерениями, мы все равно косячим. Авторы предлагают описание двух основных типов «хронических мешающих помогальцев», которые получают некую психологическую выгоду от процесса помощи. Им важно, чтобы их признали хорошими помогальцами. (В какой-то степени, обе эти тенденции есть у каждого из нас). В обоих случаях, человек, которому предлагают помощь, чувствует, что он этим помогальцам теперь что-то должен. А это как раз то, чего бы не хотелось — хотелось бы, чтобы человек чувствовал поддержку, но не чувствовал бы себя обязанным.

Первый тип: «Навязчивый всезнайка, учитель жизни» — лезет в чужую сложную ситуацию со своими непрошеными мнениями и советами. Второй тип: «Неуверенный тревожный, нуждающийся в похвале и поглаживании» — суетится кругом и все время спрашивает, что ему делать, чтобы помочь лучше. (Оба автора признают, что относятся ко второму типу pastedGraphic.png:)).

Характерные высказывания для первого типа:

«Почему ты мне не сказала?!» (…вместо этого было бы лучше: «Мне так жаль, что такое случилось. Как ты сейчас?»)

«Тебе точно надо придти на наш ежегодный большой семейный пикник. Не обращай внимания на всех этих младенцев. А то, глядишь, побудешь рядом с ними — и проблемы с бесплодием пройдут». (…лучше: «Я понимаю, что тебе сейчас после выкидыша трудно быть рядом с детьми, но мы бы очень хотели, чтобы ты поучаствовала в семейном сборище. Хочешь, приходи потусить со взрослыми заранее, пока мы будем готовить все это мероприятие, украшать поляну и т.п.?»)

«Не вешай нос на квинту, пойдем с нами! Будет весело, это как раз то, что тебе нужно!» (…лучше: «Если не хочешь куда-то идти и разговаривать, — можно, я приеду, привезу фильм дурацкий, и мы просто посидим рядом, если ты не против?»)

Характерные высказывания для второго типа:

«Я тебе позвонила вчера, оставила сообщение, а ты не перезвонил. Пожалуйста, перезвони, мне очень важно знать, что у тебя все в порядке». (…лучше: «Я просто оставлю здесь это сообщение, что я думаю о тебе и желаю тебе самого лучшего. Отвечать на него не обязательно».)

«Я отправляла тебе посылку и давно ничего от тебя не слышала. Дошла ли моя посылка?» (…да вообще не упоминайте ее, исходите из допущения, что она дошла)

«Я хотела купить тебе в больницу тапочки, но я не знаю, какой твой любимый цвет, и нормально ли, если они будут шерстяные. Это ничего, что я так тебе ничего и не купила? Может быть, я могу купить для тебя что-то другое?» (…купите тапочки и надейтесь, что человек оценит ваше доброе намерение; если они окажутся потом в комиссионке при церкви, какая вам разница?)

«Я хочу принести тебе сертификат на обслуживание в местном ресторане. Какой к тебе ближе? У них есть доставка на дом? На какую сумму лучше сделать сертификат?» (…спрашивать у человека надо о его диете, а все остальные детали искать самостоятельно, и действовать на свой страх и риск, не пытаясь все довести до совершенства)

Могу ли я отозваться сейчас? Сверка с собой

Мы явно не можем проявить сочувствие ко всем. Мы можем делать гораздо больше, чем делаем сейчас. Но есть ли ситуации, когда действительно не стоит, а то хуже будет? Тут главное — смотреть, от чего будет хуже вам. Не получится ли так, что вы почувствуете, что сделали больше, чем реально могли себе позволить в тот момент, и будете переживать досаду, обиду и сожаление?

В каких ситуациях надо два раза подумать, прежде чем предлагать помощь:

1) у вас самого/самой сейчас сложная и напряженная ситуация, вы в стрессе;

2) человек, которому вы хотели бы помочь, живет в хронически тяжелой ситуации, и вы знаете, что сколько бы вы в одиночку ни проявляли сочувствия, всегда действительно нужно будет еще (это не к тому, что тем, кто так живет, сочувствовать и помогать не надо, наоборот, — но надо понять, какая поддержка будет нужна вам, когда вы будете поддерживать его/ее, и обеспечить себе эту поддержку);

3) у человека, который находится в тяжелой ситуации, есть определенные особенности характера (ему всегда всё не так, всегда всего недостаточно и всегда все должны).

Поэтому для начала предлагается провести сверку с собой:

— Что происходит у вас? Может быть, раздражение, которое возникает в ответ на чужую потребность в поддержке, вовсе не про поддержку для вас, а связано с чем-то совсем другим, относящимся к вашей собственной жизни?

— В какой заботе и поддержке сейчас нуждаетесь вы сами? У вас ее достаточно?

— Что и в каком объеме вы готовы делать для человека, нуждающегося в поддержке? Что вы чувствуете себя обязанной делать для него, а что вы действительно хотите делать? (..вы вообще не обязаны, делайте из «хочу»).

— Что вам легко и приятно, а человеку может быть приятно и полезно?

Слушатели и неслушатели

Чтобы мочь сочувствовать другим, в первую очередь нужно научиться сочувствовать себе. Другому человеку в его беде нужно не ваше умелое совершенство, а ваше живое человеческое присутствие. Важно не столько то, что и как вы ему скажете, а то, как вы будете его слушать.

Главное при слушании — не забивать себе голову мыслями о том, что умное/полезное вы сейчас скажете в ответ. Если вы разговариваете “живьем”, сделайте паузу в три секунды. Человек, с высокой вероятностью, сам ее заполнит и расскажет вам о своей ситуации больше — и вам станет понятнее, что происходит.

А вот список типов Повседневных Неслушателей (и все мы бываем какими-то из них в большей или меньшей степени):

1) Мудрец — дает мудрые советы и предлагает глубокое и емкое новое понимание ситуации… когда его о том не просили.

2) Оптимист — всегда ищет во всем позитив, «солнечную сторону».

3) Вестник Апокалипсиса — в любой ситуации думает и говорит о худших возможных исходах, более и менее вероятных.

4) Эпидемиолог — задает много вопросов о фактах, проясняет детали прежде, чем спросить, а каково же человеку в этой ситуации.

5) Эгоцентрист — в попытках найти резонанс опыта начинает так много и подробно рассказывать о себе, что ни на что другое в разговоре не остается места.

(Эмили — скорее мудрец-эпидемиолог, а Келси — вестник Апокалипсиса.)

Самое полезное для сочувствия слушание — эмпатическое. При таком слушании мы 95% времени молчим, чтобы дать человеку самому выразить то, что для него действительно важно.

Еще бывает «слушание для выявления фактов», оно полезно, когда ваша помощь человеку будет заключаться в том, чтобы найти для него какие-то ресурсы или проконсультироваться со специалистами. Но с этим слушанием важно быть осторожными. Если проясняющих вопросов, связанных с этим типом слушания, слишком много, это раздражает. Например, чей-то ребенок упал со стремянки. Спрашивать: «с какой именно ступеньки, с третьей или с четвертой» — важно, если вы будете помогать оформлять протокол и если вы планируете поддерживать эту семью в течение длительного времени (и тогда вам важно знать детали, взаимодействие факторов, отсроченные последствия и т.п.). В этом случае важно вначале установить раппорт, отношения доверия. Во всех остальных случаях — это отвлекает от того, что человек действительно хочет сказать, и задает отвлеченно-формальный тон беседы.

Критическое слушание — это когда мы слушаем в поисках «лакун», отсутствующих смысловых связей, когда мы пытаемся понять, какие невысказанные убеждения и допущения лежат в основе того, что говорит человек, чтобы в итоге указать ему на них и/или предложить альтернативу. С этим видом слушания нужно обходиться еще осторожнее, потому что оно чаще всего бывает воспринято как критицизм и осуждение — в некоторых ситуациях для некоторых людей такое слушание оказывается просто оскорбительным. Слушать таким образом стоит, только если вас специально попросили об этом.

Если у вас уже есть отношения доверия с человеком, которого вы хотите поддержать, можно его спросить: «Как тебя сейчас лучше всего послушать?»

Не только слушать, но и говорить: как?

Чтобы мочь в поддерживающей коммуникации не только слушать, но и говорить, нужно помнить две вещи:

1. Вы не сможете решить проблему другого человека.

2. Вы никогда не будете знать точно, что он на самом деле чувствует.

Ужасно хочется устранить проблему, причиняющую другому боль. Потому что это же невыносимо, просто свидетельствовать чужому страданию. Одно из наших первых побуждений, когда мы сталкиваемся с ситуацией, где другому плохо — это предложить решение («А ты пробовала…?») или перескочить из нынешнего мучительного настоящего в хорошее будущее («Я уверена, все будет хорошо, просто дай этому время»). Вариант «предложить решение» годится, если человек, скажем, потерял телефон. А если он потерял здоровье, близкого или работу, в которую вкладывал душу, — это не проходит. Если мы занимаем позицию «решателя чужих экзистенциальных проблем», человек чувствует, что на него выпустили микроменеджеров (помните «Lego Movie»?), сам начинает чувствовать себя овцой, а это неприятно и вовсе не прикольно.

«Я знаю, что ты сейчас чувствуешь», «я понимаю твою боль» — нас часто учили говорить что-то в этом роде, чтобы поддержать. Но на самом деле, мы не можем полностью знать и понимать чужие чувства и чужую боль, потому что они по определению уникальны. То, как мы сами переживали, скажем, развод, может очень сильно отличаться от того, что чувствует другой человек.

Поэтому резонно просто спросить «Как ты?» (никто еще не умер от того, что ему задали этот вопрос). Впрочем, конечно, бывают ситуации, когда спрашивать «Как ты?» не стоит. Это если нечто болезненное или чудовищное случилось вот только что или совсем недавно. Тогда есть риск в ответ на этот вопрос получить вариации разной степени резкости и саркастичности на тему: «Ну, как ты, елки зеленые, думаешь, как я? Спасибо, хреново, сказал Капитан Очевидность».

Если человек вам, очевидно, врет на вопрос «Как ты?» — говорит «Все нормально», когда вы невооруженным глазом видите, что вообще ничего не нормально, — тогда вам нужно довериться своему ощущению, насколько ваши отношения доверия могут выдержать мягкое настойчивое давление с вашей стороны, и ощущению, не распадется ли человек на сотню кусков с острыми краями, если сейчас обратится вниманием не к «экзоскелету «всё нормально»», который он так тщательно выстроил, вложив кучу сил, а к тому, что у него внутри сейчас на самом деле.

Если сложная ситуация длительна и многогранна, тогда вместо «Как ты? («вообще» или «в целом») лучше спрашивать «Как ты сегодня?”

Если после тяжелого события прошло уже какое-то достаточно длительное время, можно спросить: «Как ты сейчас?”

В какие моменты спрашивать «как ты сегодня»? В те, когда вы готовы будете выслушать реальный ответ. Точно не в лифте, из которого вы собрались выходить, а человек едет дальше. Точно не там, где вас могут услышать посторонние, перед которыми ваш собеседник не хочет обнажать душу. Можно спросить: «Когда удобнее поговорить?» или пригласить человека на чашечку чая или кофе. Или прибегнуть к асинхронной письменной коммуникации (емэйл, сообщение, открытка).

Имеет ли смысл проявлять отзывчивость, доброту и сочувствие, если тяжелая ситуация случилась с человеком уже довольно давно?

Да, у утраты нет «окончания срока годности». Жизнь человека навсегда изменилась, то событие продолжает влиять, поэтому всегда имеет смысл проведать и спросить, «как ты». Даже если вы уже делали это раньше. Лишним не будет. Если вы ничего не сказали и не написали человеку, когда у него только случилась беда, вы можете написать сколь угодно позже, начав с «Прости, что я не написала раньше» (и не надо развернуто объяснять, что же вам помешало это сделать). Очень часто на человека изливается некоторый поток сочувствия сразу после события, а потом он иссякает (а переживание утраты не проходит). Поэтому очень важно, если вы на это способны и готовы, проведывать не один раз. Но не надо сосредотачиваться только на «как ты в своей тяжелой ситуации», если вы общаетесь с человеком регулярно и достаточно часто. В жизни всегда есть много чего еще — проявляйте внимание к человеку в разных его жизненных интересах и пр.

В современной культуре, если вы человеку не близкий друг и не родственник, звонить по телефону не стоит, это переживается как вторжение (особенно если это «входящий звонок с незнакомого номера»). Лучше написать емэйл, смску, сообщение в мессенджере. Этого часто вполне достаточно. Но если вы близкий друг или родственник, тогда звоните. Оставьте голосовое сообщение (но не говорите «я уже третий раз тебе звоню», потому что это вызывает ощущение давления, принуждения и несоответствия ожиданиям).

Пошлите или принесите открытку. В современной культуре такой жест ценится очень высоко — вы сделали усилие, потратили время, деньги, постарались написать что-то особенное. Люди очень редко выбрасывают открытки от других, хранят их годами, расставляют на полках или складывают в специальную коробочку, пересматривают чуть ли не при каждой генеральной уборке (или чаще!).

Что же сказать, когда вы не знаете, что сказать?

“Слушай, досада/беда какая“. Не «бедный ты, несчастный», а «мне очень жаль, что такое произошло в твоей жизни». Не жалость, а сострадание, признание чужой боли. И для того, чтобы это сказать, вовсе не нужно быть в каких-то особых отношениях. Иногда, конечно, мы будем не в тему со своим “беда какая». Например, человек говорит: «у меня сейчас нет работы», — вы ему: “беда какая», а он вам в ответ: «Да не, это лучшее время в моей жизни, честно, я давно хотел уволиться из этого гадюшника». То есть более удачным был бы вопрос-вариация на тему: «И как (это тебе)?»

Помните, что если в ответ на ваше проявление сочувствия и искреннего любопытства человек на вас «наезжает», — это не связано с тем, что вы сказали и сделали. Просто вот именно сейчас у него такое внутреннее состояние, плохо человеку, вот и вырвалось.

«Я в тебя верю». Если у вашего знакомого что-то случилось, и вы понимаете, что это тяжело, и что ему страшно, — и если вы верите, что этот человек умный, упорный, компетентный, способный принимать верные решения в сложной ситуации, — сейчас САМОЕ ВРЕМЯ сказать ему об этом. «Я верю, что ты найдешь самый лучший для тебя в этой ситуации способ».

«Я могу себе представить, что тебе наверняка сейчас очень страшно и ты в замешательстве. Но я верю в твою способность справляться с такими сложностями. Я могу тебе чем-то помочь?”

Человек, который живет в сложной и тяжелой ситуации и нуждается в помощи, часто чувствует, что он только всех напрягает, а любви не достоин. Поэтому очень важно находить разные способы сказать «я тебя люблю» и доносить эту истину до человека как можно чаще. Говорить словами через рот, писать в мессенджере, на торте, как угодно — «я люблю тебя», «я восхищаюсь тобой», «то, что и как ты делаешь, вызывает у меня огромное уважение». Лишним не будет совершенно. «Да, то, что случилось, меняет то, что я думаю о тебе и что чувствую. Теперь я вижу, что ты еще храбрее и упорнее, чем я думала раньше. Ты прекрасный человечище».

С миру по нитке

Иногда люди не хотят или не могут разговаривать. Но им очень важно, чтобы кто-то был рядом. Одна женщина, живущая с тяжелым заболеванием, рассказала: «Я очень плохо себя чувствовала, у меня ни на что не было сил; моя подруга приехала, села в кресло, свернулась там с книжкой и чашкой чая, и молча читала. И мне было очень комфортно чувствовать ее присутствие рядом — не так одиноко».

Люди, у которых в жизни длящаяся тяжелая ситуация, очень хотят, чтобы другие помнили (и напоминали им), что тяжелой ситуацией их жизнь не исчерпывается. Они сами тоже хотят так или иначе быть полезными и поддерживать других. Так что, если вы чувствуете, что прямо сейчас нет кризиса и человек хочет поговорить о чем-то еще, не стесняйтесь рассказывать про свою жизнь и свои заботы, пусть человек чувствует себя включенным в нормальную жизнь.

Часто мы не предлагаем человеку поддержку и утешение не потому, что нам плевать, а потому, что опасаемся, что не сможем сделать для человека достаточно. Но тут каждая кроха ценна. Чтобы действительно поддержать человека в беде, нужен отклик сообщества — «с миру по нитке». Даже самый малый жест поддержки, проявление внимания, оказывается важным, и человек его помнит потом годами.

Келси и Эмили предлагают отличное упражнение: вспомните, когда у вас была тяжелая ситуация и кто-то для вас сделал что-то хорошее, что вас поддержало, тронуло, ободрило и т.п. Напишите  на клейких листочках:

Что сделали ваши коллеги по работе или ваш начальник?

Что сделали соседи или дальние знакомые, или вообще посторонние люди?

Может быть, проявились какие-то давние друзья, с которыми долго не было контакта?

Что сделали близкие друзья или родственники?

Каковы были самые потрясающие подарки?

(это можно делать в одиночку или в группе)

 

Какой вы поддерживатель?

Самый главный секрет, чтобы эффективно кому-то помочь и поддержать, — делать не то, что, как вы считаете, «надо» делать, а то, что вы любите, умеете и делаете «в охотку» и с удовольствием. Тогда вы с более высокой вероятностью будете делать и на вас можно будет положиться в этом.

Одна из знакомых Келси, молодая девушка, пережившая рак, составила такое «меню поддержки», в котором каждый может найти что-то, что он может делать легко. Посмотрите, где вы находите себя? (и добавьте свои варианты, если замечаете, что что-то важное упущено.)

Итак, какой вы поддерживатель?

СЛУШАТЕЛЬ — внимательно слушает, задает хорошие вопросы, может сидеть рядом молча, и от этого уютно.

ОБЛАДАТЕЛЬ ПРОТИВОПОСТАВЛЕННЫХ БОЛЬШИХ ПАЛЬЦЕВ (the opposable-thumbed) — посылает поддерживающие смски и сообщения в мессенджере.

ДУХОВНЫЙ — молится и шлет лучи здоровья, поддержки и удачи.

ПОЭТ — пишет проникновенные тексты на открытках, в письмах и не только.

ПРАКТИЧНЫЙ ПОДАРКОДАРИТЕЛЬ — дарит купоны на услуги уборщицы, доставку еды, массаж и т.п.

ШЕФ-ПОВАР — привозит продукты и готовит, или привозит готовую еду.

ПРИКОЛЬНЫЙ ПОДАРКОДАРИТЕЛЬ — может подарить куклу вуду или ярко-розовый парик, приглашает на выступления артистов смехового жанра pastedGraphic.png🙂

НЕСГИБАЕМЫЙ — сколько бы раз вы ни были вынуждены отменять планы из-за разных обстоятельств, продолжает и дальше планировать что-то и приглашать вас. (Авторы говорят, что эта характеристика поддерживателя — самая-самая важная.)

ШОФЕР — отвозит вас, куда вам нужно, и сопровождает во время важных мероприятий.

ТВОРЕЦ-РУКОДЕЛЬНИК — создает для вас нечто уникальное и осмысленное: вяжет плед, пишет песню, подбирает потрясающий плейлист.

СОЦИАЛЬНЫЙ ДИСПЕТЧЕР — находит людей, которые могут помочь, и связывает вас с ними (врачей, натуропатов, адвокатов, психотерапевтов, людей, переживших аналогичную ситуацию, и т.п.)

РАЗВЛЕКАТЕЛЬ — приглашает в кино, погулять, посидеть в кафе, приходит вместе смотреть что-нибудь.

ИССЛЕДОВАТЕЛЬ-АНАЛИТИК — перерывает Пабмед, находит нужные материалы, анализирует, предоставляет выжимки.

САДОВНИК — занимается домашними растениями и палисадником.

АССИСТЕНТ НА ПОБЕГУШКАХ — берет на себя разные разъезды по делам (за едой, в химчистку и т.п.), помогает по дому.

РЕФЕРЕНТ-ОРГАНИЗАТОР — собирает все важные документы в удобные папочки, чтобы ничего не потерялось.

БЭБИСИТТЕР-СИДЕЛКА — помогает ухаживать за малыми и старыми.

МЕНЕДЖЕР ПРОЕКТА — координирует усилия поддержки и помощи всех остальных, чтобы не получилось так, что в один день человеку привозят восемь кастрюль пюре.

КОШЕЛЕК — оплачивает расходы и не требует возмещения.

ВЕСТНИК-КОММУНИКАТОР — берет на себя оповещение значимых людей о состоянии здоровья и ходе лечения, может создать блог, сайт, фандрайзинговую страничку и т.п.

ПРИГЛАШАТЕЛЬ НА ПОСТОЙ — приглашает к себе пожить или приходить в гости отдыхать и ни о чем не беспокоиться.

Кто вы из этого списка? Может быть, ваш стиль поддержки в него не попал?

Выяснили, какие у вас суперсилы поддерживателя? Их и предлагайте. Не понимаете, чем вы вообще можете помочь человеку? Пошлите открытку или подарок. Подарки получать всегда очень приятно.

Как предлагать помощь?

Если вы что-то предложили человеку, а он вам в ответ сказал: «Спасибо, не нужно», — это может происходить по трем причинам:

  1. ваше предложение недостаточно конкретно (по времени и объему помощи*);
  2. прямо сейчас потребности в этой вашей услуге нет (тогда можно предложить еще несколько раз в другое время — человеку будет очень важно, что вы продолжаете предлагать);
  3. такой потребности, какую вы могли бы удовлетворить, у человека нет в принципе (вы любите выгуливать собак, но у человека нет и не будет собаки).

* конкретное предложение может звучать, например, так: «По четвергам у меня свободна вторая половина дня, я могу в это время, например, привезти тебе продукты и выполнить еще какие-нибудь поручения?»

Сразу настраивайтесь на то, чтобы не ждать и не искать благодарности за то, что вы делаете. В сложной ситуации у человека может не хватить ресурсов и мощностей, чтобы благодарить. Но в большинстве случаев то, что вы сделали, человек никогда не забудет.

Предлагайте помощь легко и радостно — и искренне. Если человек попросил вас о чем-то, что вы сделать не можете, не умеете, не любите и не хотите, — предложите какую-то другую альтернативу из «меню поддержки». Может быть, это будет не нужно человеку, но точно даст ему понять, что вы действительно хотите найти какой-то способ помочь.

Очень важно — если обещали сделать что-то, постарайтесь и сделайте, а если понимаете, что не сможете, сообщите об этом как можно раньше.

Если вы узнали о чужой беде поздно, не говорите человеку: «что же ты мне сразу не сказал/а?»

Классические способы “накосячить” и как их избежать

Часто бывает так, что в ответ на чужую боль мы говорим что-то такое, что лучше б промолчали. Что нас побуждает говорить такое? Наша собственная боль и разные психологические защиты от нее. Так что задача — осознать, какие наши собственные раны бередит чужая боль, и позаботиться о себе. «Спаси себя, и вокруг тебя спасутся тысячи» (которым ты продолжал бы отвешивать разных плюх, пока не спасся).

Авторы предлагают всем тем, кто еще не достиг просветления, полного исцеления душевных ран и идеальной осознанности, список того, что говорить не стоит:

1. «Ой, да, вот у меня было…» (и дальше только о себе и вообще «не в кассу»).

2. «Я знаю, что ты сейчас чувствуешь» (да не знаешь ты ничего, телепат доморощенный).

3. «Это потому, что ты (не) делал __________?» (идите в пень со своими гипотезами — от них ощущение, что человек сам виноват в своей беде; понятно, что гипотезы часто исходят из внутренней проверки: «а случится ли нечто аналогичное со мной? ффух, кажется, я в безопасности»).

4. «Это еще что, подожди, вот дальше начнется жесть». (спасибо, человека, который попал в тяжелую ситуацию, в гугле не забанили, он уже сам посмотрел больше, чем вы себе можете представить, и дополнительные упоминания про «жесть» ему не нужны, от них только очень страшно делается).

5. «Все будет хорошо, я узнавала! Дал Бог зайку (или что там вместо него), даст и лужайку! Это испытание послано тебе, чтобы ты открыла для себя глубокий смысл!» (вы со своим неукрощенным оптимизмом хотите хорошего, но тем самым навязываете человеку свои убеждения, которых он может и не разделять. Звучит это все как «заткнись, я не хочу слушать, что сейчас тебе плохо».)

6. Вообще, если вы ловите себя на том, что открыли рот и хотите сказать фразу, начинающуюся с «Это просто…», «Тебе надо…» и «Ну зато хотя бы…» — возьмите стакан воды, наберите немного в рот и подождите, пока импульс сказать такое не пройдет сам.

7. Ну и король всех косяков: «А я же тебе говорила, я же предупреждала!» (повторите процедуру со стаканом воды).

8. «Как ты с этим живешь? Это же ужасно, так жить! Ты такая сильная! Ты святой человек!» — очень часто это (а) снисхождение и (б) жалость, умаляющая достоинство человека и сводящая всю его идентичность к истории о выживании. Это сильно отличается от «Я вижу, что ты делаешь сейчас очень много, несмотря на ограничения, которые тебе создает ситуация. Ты упорный и талантливый человечище».

9. «Я знаю, что тебе поможет, я вычитала в Интернете!» (вот если у вас не попросили совета, не предлагайте его на таком уровне. А если вы действительно специалист, вы можете сказать: «Если тебе нужна будет дополнительная информация про _________, скажи тогда?”)

Делать хотя бы чуть-чуть

Если вы не знаете, сколько поддержки человек хотел бы получить, лучше ошибиться в большую сторону, чем в меньшую. Если получится неловкая ситуация — попрОсите прощения и переживёте.

Особенно важна ваша поддержка, если вы — босс человека, оказавшегося в тяжелой ситуации.

Делать хотя бы чуть-чуть — уже замечательно.

Реклама

«Нет для такого подходящей открытки» (обзор книги Келси Кроу и Эмили Макдауэлл): Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: