«Предел подчинения»: Главная психологическая «граница» в нарративной практике

Дарья Кутузова

Чувство личностной несостоятельности

Нарративная практика пришла в Россию в 2001 году, и с тех пор множество людей познакомилось с ее основными положениями, принципами, приемами и техниками. Однако, к сожалению, основные работы Майкла Уайта, основоположника нарративной терапии и работы с сообществами (наряду с Дэвидом Эпстоном), еще не переведены на русский язык. Многие идеи и приемы нарративной практики, выходящие за пределы начального уровня ее освоения, пока еще не достаточно доступны заинтересованному русскоязычному читателю. 

В нарративной практике считается, что одной из основных проблем современных взрослых людей и подростков является чувство «испорченной идентичности» (термин заимствован Майклом Уайтом у Эрвинга Гоффмана), проявляющееся в чувстве «личностной несостоятельности». Говоря о чувстве неадекватности, или личностной несостоятельности, Уайт вовсе не имеет в виду неспособность справиться с рутинными задачами повседневной жизни, провал, неудачу в выполнении какой-то конкретной деятельности (например, неумение как следует позаботиться о детях, аккуратно водить машину и пр.). Скорее, он имеет в виду провал, неудачу в деятельностях, напрямую определяющих идентичность человека: «не удалось состояться в жизни», «не удается жить нормальной жизнью, создать нормальную семью, получить нормальную работу». Это ситуация, когда человек чувствует, что «завалил экзамен на нормального, состоявшегося человека» — в том смысле, в каком это определяется (и превозносится) в современной культуре.

Читать ««Предел подчинения»: Главная психологическая «граница» в нарративной практике» далее

Мэри Пайфер «Женщины гребут на Север» (2019)

Мэри Пайфер — американка, культурный антрополог и клинический психолог, специалист по психологии развития и работе с травмой, психотерапевт-писатель. На протяжении всей своей карьеры она работала с женщинами и написала несколько книг, ставших бестселлерами, в том числе “Оживить Офелию” (опубликована в 1994, про девочек-подростков) и “Пишем, чтобы изменить мир” (про письменные практики).

Книга Мэри Пайфер “Женщины гребут на Север” (2019) посвящена темам и вопросам, с которыми сталкиваются женщины, переходя из возраста поздней взрослости — к старости. Что поддерживает, оживляет, обогащает нашу жизнь в этот период? Момент этого перехода определяется первым серьезным кризисом здоровья, из которого мы выходим с ограниченными возможностями, и/ или смертью близкого человека. Пока мы еще можем делать все, что хотим, это не старость; когда уже перестаем мочь делать то, что хотим, — старость.

На каждом новом жизненном этапе мы перерастаем те стратегии совладания, которые работали для нас раньше. Каждый переходный период ставит перед нами задачу поиска и создания новых стратегий совладания, испытывает наше мужество, ясность ума и решительность.

Мэри Пайфер считает, что главная задача развития переходного периода от поздней взрослости к старости — укрепление жизнестойкости перед лицом утрат и ограничений. Жизнестойкость, по мнению Пайфер, — результат намерения и внимательности. Мы можем определять, куда мы направляем наше внимание, и за счет этого двигаться к исцелению.

Читать «Мэри Пайфер «Женщины гребут на Север» (2019)» далее

Мэри Кэтрин Бэйтсон «Возраст активной мудрости» (2010)

В книге “Возраст активной мудрости” М.К.Бэйтсон продолжает развивать тему “жизни как произведения импровизационного искусства” — в применении к периоду жизни, который она называет “возрастом активной мудрости”, или, иначе, “поздней взрослостью”. Появление этого периода в жизни людей обусловлено увеличением продолжительности жизни и повышением качества жизни в позднем возрасте. Здоровья и сил еще достаточно, поэтому это активный возраст. Однако предшествующие десятилетия дали нам широту кругозора и жизненный опыт, поэтому наша активность может быть мудрой. Активная мудрость, или мудрая активность, людей в возрасте второй взрослости способствует передаче культурного наследия и выживанию человеческой популяции.  

Поздняя взрослость — это время, когда дети выросли, высот в карьере мы достигли, и дальше спрашиваем себя: “Так, ну а теперь что? Как я могу определять себя через внутреннее-глубинное, если внешнее-поверхностное, которое было мне важно прежде, уходит или перестает иметь значение? Как, старея, я могу оставаться собой? Или даже так: как, старея, я могу становиться в большей мере собой? Что я могу совершить, какой вклад я могу внести? Что мне важно успеть передать? Что я могу и хочу делать, когда мне уже не надо никому ничего доказывать о себе?” 

Читать «Мэри Кэтрин Бэйтсон «Возраст активной мудрости» (2010)» далее

Мэри Кэтрин Бэйтсон: Сочиняя жизнь

В последнее время я много думаю о том, что мы можем делать со своей жизнью, когда обстоятельства вне нашего контроля вмешиваются и не дают нам реализовать мечты и планы. Поэтому меня потянуло к книге Мэри Кэтрин Бэйтсон “Сочиняя жизнь” (Composing a Life), изданной в 1989 году. Мэри Кэтрин Бэйтсон — дочь двух выдающихся фигур в мире социальных наук ХХ века: Маргарет Мид и Грегори Бейтсона.
Эта книга — попытка М.К.Бэйтсон ответить себе на вопрос “как же находить смысл, связность и преемственность в жизни, когда получается, что ты ставишь цели — и не достигаешь их, начинаешь что-то — и откладываешь в сторону на неопределенный срок; как возможна цельность, когда нет единства и приходится собирать какое-то объединение из разных фрагментов; как возможно ощущение реализованности, когда ты не ставишь свои цели, а все время откликаешься на обстоятельства”.

Читать «Мэри Кэтрин Бэйтсон: Сочиняя жизнь» далее

Кэй Адамс «Двенадцать стратегий преодоления тяжелых времен»

Кэй Адамс http://www.journaltherapy.com/articles/cjtsec08_l.htm

(статья была написана после событий 11 сентября 2001 г., но все, о чем пишет Кэй, мне кажется, применимо и сейчас)

Сейчас мы оказались вброшены в кризис, который никто не понимает полностью. Парадигмы сдвинулись, границы исчезли, и мы не готовы. Как писала поэт Адриенна Рич, «те карты, что нам дали, стары и неверны». Нет «правильных» ответов, нет «волшебной таблетки», рецептов и формул тоже нет. Но здравый смысл может подсказать несколько способов справиться с этими тяжелыми временами.

1. Примите свои чувства. Что бы вы ни чувствовали — это нормальная и естественная реакция на происходящее. Вы можете злиться, радоваться, грустить или бояться — и испытывать самые разные комбинации этих чувств, в любом количестве. Они могут меняться стремительно и внезапно. Все это, к сожалению, вполне предсказуемо и может продолжаться неделями, а то и месяцами. Жизненно важно понимать разницу между переживанием чувства, например, глубокой подавленности или жгучей ярости, и «действием на эмоциях», причинением вреда себе или другим людям.

2. Устройте себе «выходной от новостей». Фотографии, видео, постоянный анализ и построение гипотез бомбардируют нас, в результате наш разум не справляется с осмыслением этой информации, и организм запускает механизмы длительного стресса. Сделайте перерыв, не смотрите новости, или по крайней мере устройте себе «информационную диету».

3. Найдите свое племя. В такие времена очень важно быть среди своих, иметь сообщество поддержки. Людям всегда важно принадлежать к группе. Найдите своих; может быть, это родственники, друзья, церковный приход, коллеги по работе или учебе, группа поддержки, волонтерское объединение, социальные сети, соседи, лучшая подруга. Пусть у вас будет хотя бы один источник поддержки, где вы гарантированно можете быть услышаны заботливыми, принимающими людьми.

4. Расскажите свою историю. Нам необходимо говорить о том, что происходит, чтобы отпустить напряжение, а не собирать его в теле, нам нужно слушать и быть услышанными.

5. Необходимо постоянно заботиться о себе. Большинству людей приходится продолжать ходить на учебу или на работу, заботиться о детях и в целом продолжать жить на фоне неопределенности, страха и возмущения. Поэтому крайне необходимо постоянно заботиться о себе. Высыпаться; если не спится, хотя бы полежать, расслабившись. Есть то, что питает и насыщает. Давать телу физическую нагрузку. Делайте что угодно, что утешает и поддерживает вас: принимайте ванну, гуляйте на природе, проводите время с друзьями, проводите время в одиночестве, уделяйте время вашим хобби, уезжайте на выходные из города. Некоторые люди лучше восстанавливаются в компании, а некоторые — в одиночестве. Поймите, что является вашим «топливом», и постоянно «доливайте бак».

6. Заботьтесь о своем теле. Напряжение и стресс ведут к тому, что в организме накапливаются токсины. Выводите их. Занимайтесь спортом, ходите в баню или сауну, ходите на массаж, занимайтесь йогой, ешьте простую здоровую пищу, пейте больше воды и не забывайте дышать.

7. Красота исцеляет. «Пусть вашим делом будет красота, которую вы любите», говорил суфийский мистик, поэт Джалалуддин Руми. Если вы любите природу, делайте что-то на природе. Если вы любите изобразительное искусство, сходите на выставку или достаньте из ящика краски. Если вы любите музыку, окружите себя самой прекрасной музыкой, которую сможете найти. Если вы любите цветы, купите или посадите их для себя. Окружите себя прекрасным.

8. «Съешьте» стихотворение. Утешение можно найти в любом стихотоврении. Найдите стихотворение, которое говорит вам о надежде, горе или мужестве, и «жуйте» его. Перечитывайте его снова и снова. Читайте его вслух. Думайте о нем. Пусть оно прорастает в вас. Пусть отдельные строки «переварятся», станут частью вас, будут всплывать в вашей памяти в разные моменты в течение дня. Пусть это стихотворение живет в вас и будет вашей путеводной звездой.

9. Молитесь. Какого бы вероисповедания вы ни придерживались (в том числе, если вы не знаете точно, придерживаетесь ли вы какого бы то ни было вероисповедания, или нет), спросите себя, верите ли вы в благонамеренную силу, которая больше вас. Неважно, как вы ее назовете, важно, что вы можете почувствовать ее присутствие. Молитва, как и все остальное, может воплощаться в сугубо индивидуальных формах, и может включать (или не включать) преклонение колен, молчание, прикрытые глаза, заученные формулировки. Для многих людей молитва — противоядие против отчаяния. Если в вашей жизни есть какая-либо духовная практика, сейчас самое время углубить и расширить ее.

10. Будьте добры. Делайте что-то, что от вас не требуется, но может быть приятным и полезным другим людям. Понемногу, каждый день. Уступайте место. Улыбайтесь. Благодарите обслуживающий персонал. Помогайте незнакомым людям. Каждая утраченная надежда, возможность или степень свободы — это утрата, которую можно помянуть добрыми поступками. Любовь — это единственное верное противоядие против ненависти, единственный проверенный путь к исцелению. Совершайте по крайней мере один осознанный добрый поступок каждый день.

11. Ведите дневник. Хорошо известно, что записывать свои мысли и чувства в трудные времена — это способ исцелиться, поддерживающий и эффективный путь освобождения. Не забывайте ставить дату, и прекращайте писать, как только почувствуете, что вам становится «чересчур». Нет никаких правил, как лучше писать; вовсе нет необходимости исписать определенное количество страниц, или писать в течение определенного времени. По пять-десять минут в сколько хотите присестов тоже полезно. Если вы не знаете, с чего начать, начните с той истории, которую вы проживаете прямо сейчас. Напишите в начале листа «Сейчас я чувствую… » или «Сегодня я…» и это может послужить хорошим началом. А дальше просто следуйте за движением ручки по бумаге, и доверяйте тому, что оно приведет вас туда и тем путем, куда и как вас хочет сейчас привести жизнь. Если вы чувствуете, что не можете собраться и сосредоточиться, — что бывает со всеми, — попробуйте написать в начале страницы: «что сейчас важнее всего сделать?»

12. Верните себе ощущение радости и умелости. Найдите, где в своей жизни вы можете проявить свою компетентность и использовать свой авторитет ради чего-то хорошего. Какие люди, места и вещи помогают вам чувствовать себя счастливым? Мы не можем отрицать, что многое из того, что сейчас происходит, ужасно. Но мы можем и должны, тем не менее, найти мужество продолжать жить так, чтобы в жизни было место и горю, и радости, и тревоге, и компетентности, и войне, и миру.

Если вы чувствуете, что не справляетесь в одиночку, особенно если у вас раньше был опыт высокой тревожности и депрессии, не откладывайте обращение к психологу или психотерапевту.

 

перевод Дарьи Кутузовой

Ребекка Солнит, «Рай, построенный в аду» (2009)

В течение нескольких последних недель я потихонечку читала по утрам книгу Ребекки Солнит «Рай, построенный в аду» — про людей и сообщества в чрезвычайных ситуациях. В какой-то степени это не приложимо к нынешней ситуации, т.к. мы не оказались без собственности на улицах в сообществе тесного взаимодействия и взаимопомощи, а наоборот. Но в каком-то смысле та концептуализация, которую она предлагает, приложима к нынешней ситуации. Так или иначе, это приглашение к размышлению.

***

РЕБЕККА СОЛНИТ «РАЙ, ПОСТРОЕННЫЙ В АДУ» (2009)

В большинстве голливудских фильмов-катастроф мы можем видеть, как после землетрясения, цунами, взрыва, урагана и т.п. простые граждане мечутся в панике, иногда просто бессмысленно, как тараканы, а иногда — очень агрессивно защищая себя и пытаясь нахапать побольше всего, что плохо лежит. Спасительное государство вводит спасительные войска и принимает спасительные решения, а какой-нибудь персонаж с тяжелой нижней челюстью, небольшой головой и мускулами борца приводит эти решения в исполнение (или также спасительно индивидуально противостоит ошибочным решениям правительства).

Но так ли обстоят дела на самом деле во время чрезвычайных ситуаций — природных и техногенных катастроф?

Читать «Ребекка Солнит, «Рай, построенный в аду» (2009)» далее

В контексте задачи “как структурировать время в замкнутом пространстве и никому не откусить голову” есть интересный аспект (…интересный — из разряда “чтоб вам жить в интересное время”; спасибо, мы уже). А именно: как работать, когда у тебя на голове сидят не очень подрощенные дети, — если ты уже привык_ла к роскоши, когда они сидят не дома у тебя на голове, а в образовательном учреждении.

Это очень знакомая ситуация, т.к. у меня старший ребенок на иммуносупрессантах и уязвим по отношению к инфекциям, а резкое повышение температуры для него сопряжено с риском для жизни; поэтому я перестраховываюсь и позволяю ему пересидеть дома, а иногда и младшую не пускаю в школу, чтобы она оттуда не принесла чего.

В этой ситуации мне сложнее всего “накопление прерванных циклов”: начинаешь что-то делать, и тут трах-бах, что-то упало, “ааааа, мама, скажи ему, он на меня не так посмотрел”, “я ей говорил, чтобы она вышла из моей комнаты, а она…” (…далее везде со всеми остановками). Бросаешь то, что начала делать, идешь разбираться, потом возвращаешься, по пути понимаешь, что еще надо срочно сделать вот это и вот то; потом пока вработаешься обратно в то дело, которым занималась, тебя успеют прервать еще два раза. В итоге к вечеру ты уже измотана накопившимся “эффектом незавершенного действия”, волевой ресурс близок к нулю, а раздражение нарастает. Близится пришествие мамамонстра, а этого, конечно, хотелось бы не допустить.

Мне помогла работа над книжкой про письменные практики для настройки личной системы самоорганизации (…40% первого черновика уже готовы). По ходу этой работы я прочитала больше 60 книг на эту тему, и, естественно, мне были интересны книги, ориентированные на матерей, и в частности, на матерей, работающих из дома. Для матерей я нашла только три книги, и это говорит о многом. Сейчас я поделюсь несколькими идеями, которые я оттуда почерпнула и встраиваю с переменным успехом (но все же с этими идеями лучше, чем без них).

Эти идеи помогают ответить на основной вопрос самоорганизации: “Какие приемы и техники я могу использовать, чтобы знать, что мне делать прямо сейчас, чтобы жить в соответствии со своими ценностями осмысленной и насыщенной жизнью?”

Читать «» далее

Что бы такое съесть, чтобы лучше противостоять трудностям

В поисках ответа на вопрос «что бы такое съесть, чтобы лучше противостоять трудностям» (в том числе и вирусам), посмотрела я по конспектам и доступным мне учебным материалам, свела в списочек, и получилось у меня вот что:
 
Общие принципы поддерживающих нутрициологических протоколов при угрозе инфекционных вирусных заболеваний**:
 

Читать «Что бы такое съесть, чтобы лучше противостоять трудностям» далее

«Важные для меня люди как будто меня не слышат»

Так легко почувствовать, что о тебе недостаточно хорошо заботятся и тебя не любят,
когда другие люди неспособны общаться с тобой так, как тебе важно.
И так сложно не объяснять себе эту их неспособность какими-то твоими собственными особенностями, не считать игнорирование с их стороны отражением твоей ценности.
Но дело вот в чем: то, как другие люди функционируют и на что они способны, с тобой не связано.
Многие люди настолько погружены в свои собственные заботы, беспокойства и сваливающиеся на них задачи, что им может просто в голову не прийти спросить другого человека: “Как ты сегодня?”
Это не значит, что они по природе своей бессердечные или плохие,
это просто значит, что сейчас они очень заняты и сосредоточены на себе. И это нормально.
И это совершенно не является свидетельством какой-то фундаментальной твоей ущербности.
Ты от этого не становишься невидимой или недостойной любви. Это просто значит, что сейчас у этих людей плохо получается выглядывать за пределы своего собственного мира. А то, что у тебя это получается, — несмотря на всю тьму, с которой тебе приходится иметь дело, ты можешь делиться с другими любовью и светом, — это твоя сила.
Твоя задача не в том, чтобы себя переделать; твоя задача — найти тех людей, с которыми ты будешь ощущать близость, которые будут способны дать тебе такое внимание, в каком ты нуждаешься. Потому что, что бы ты ни чувствовала, это не значит, что тебя “слишком много”. Ты не “чересчур чувствительная” и не “зависишь от других”. Ты вдумчивая и эмпатичная. Ты добрая и отзывчивая. И вне зависимости от того, признает ли это кто-то, вне зависимости от чужой нежности или ее отсутствия, ты хорошая.
(с) Даниэль Кёпке

«Тревожность продолжает одолевать меня»

Тревожность — это психическое заболевание.
Это не что-то, что ты намеренно выбрала. Это не полностью подконтрольно тебе.
Требуются годы работы и практики, чтобы научиться
подвергать сомнению тревожные мысли,
смотреть в лицо своим страхам
и просто быть с тем дискомфортом, который они вызывают.
И если у тебя это пока что не совсем получается, это нормально.
На это нужно время, и ты имеешь право дать себе это время.
И более того, ты имеешь право относиться к себе с добротой и сочувствием.
Ты имеешь право дать себе еще время и двигаться медленно.
Ты имеешь право чувствовать и действовать так, как ты чувствуешь и действуешь.
Ты имеешь право иметь свои особые потребности.
Это не значит, что ты сдаешься, или смиряешься с неизбежным злом
и соглашаешься жить в страхе.
Это значит, что ты разбираешься со своими страхами со своей скоростью и таким образом,
который признает и учитывает твои потребности и благополучие.
Ты делаешь лучшее из того, что в данный момент для тебя возможно; это настоящее и это достаточно. Даже если тревога иногда побеждает. Даже если ты чаще с ней, чем без нее.
(с) Даниэль Кёпке