О свидетельском отклике

Хочу сразу еще раз оговориться: письменные практики и нарративные практики — не одно и то же. Нарративная практика вполне бывает не письменной, а письменная — не нарративной. Просто так сложилось исторически, что меня интересует и то, и другое — и потенциальная область их пересечения — в особенности.


В нарративном подходе можно выделить три позиции в коммуникации: позицию говорящего (рассказчика), позицию интервьюера (генератора вопросов) и позицию свидетеля (слушателя, дающего отклик). В обыденной жизни и в многих других терапевтических подходах часто позиции генератора вопросов и свидетеля сливаются в одну. Возможно, от этого наступает некоторая путаница.

Терапевт в нарративном подходе чаще всего занимает позицию интервьюера (генератора вопросов), но иногда может выходить и в свидетельскую позицию. Его задача — организовать такие условия, чтобы тот, кто находится в позиции рассказчика, смог бы рассказать «хорошую историю» о себе самом как главном герое. С героем «хорошей истории» мы так или иначе идентифицируемся, мы сопереживаем ему, мы хотим, чтобы он справился с разными испытаниями, выпавшими ему на пути. Для того, чтобы помочь человеку сделать из его рассказа «хорошую историю», терапевт задает «хорошие вопросы» и формулирует «хороший свидетельский отклик». Свидетельский отклик ведет к более насыщенному описанию предпочитаемой истории человека, акцентирует соприкосновение жизней общими темами, продвигает сюжет предпочитаемой истории. Свидетельский отклик может давать не только терапевт (и лучше, если это не он), но специально приглашенные люди, которые в нарративном подходе называются «внешними свидетелями».

Что же такое «хороший свидетельский отклик»?

Некоторое время назад я провела небольшое неформальное исследование, попросив людей ответить на вопрос: «Вспомните ситуацию, когда вы рассказали близкому человеку о чем-то важном, а он отреагировал так, что вы подумали: «Ойййй, лучше б я не рассказывала…» Что за отклик привел вас к такому заключению?»
Вот какие получились результаты, т.е. вот какие бывают распространенные формы «нехорошего» отклика:

— интерпретации (ты человеку рассказываешь важное, а он тебе в ответ начинает объяснять, что это “на самом деле” значит; сюда может попасть еще “выстраивание причинных гипотез”: “Ты так чувствуешь – или тебе это важно – потому, что…”);
— отождествление опыта (”У меня было в точности то же самое, давай я тебе расскажу!..” – хотя, скорее всего, было все-таки не в точности то же самое);
— скороспелые советы (”Тебе надо пойти и сделать то-то и то-то”);
— нагнетание драмы (”Это же ужас какой-то!”);
— жалость (”Ах ты бедненькая”);
— захваливание (”Какая же ты молодец!”);
— предложение поучиться на гипотетическом опыте собеседника (”Я бы на твоем месте…”);
— прямое недоверие (”Да не может быть, чтобы вот так все было”);
— обесценивание ситуации (”Все не так страшно, не стоит так волноваться”);
— генерализация проблемы (”Мир вообще – несправедливое, отвратительное место, полное страдания”);
— приглашение реалистичнее глядеть на мир (”Ты только думаешь, что ты знаешь, а на самом деле ты не знаешь”);
— приглашение переключить внимание на состояние собеседника (”Тебе плохо? Ой, а мне как плохо” или прекраснейшее “У тебя сегодня неприятности? Зато у меня все хорошо!”)

Не все из перечисленных выше форм отклика однозначно плохи (хотя некоторые – конечно же). Бывают контексты, когда некоторые подобные формы отклика оказываются адекватными.

Однако нарративный подход (в лице Майкла Уайта) предлагает иное. Предлагаемая форма отклика основывается на представлении о том, что любая услышанная история чему-то нас учит, вызывает какой-то резонанс, созвучие с нашей личной историей, и перемещает в другую точку в пространстве опыта. Практика “церемонии признания самоопределения”, иначе называемая “работой с внешними свидетелями”, состоит в том, чтобы, услышав рассказ человека о чем-то для него важном, в ответ сказать:

1) какие именно слова и выражения привлекли в этом рассказе ваше внимание;
2) что вы из этих слов и выражений узнали о том, что для человека важно в жизни;
3) какие ваши собственные воспоминания всплывают при размышлении об этих выражениях и ценностях (здесь лучше не перетягивать внимание полностью на свою автобиографию, а упоминать о своих воспоминаниях кратко);
4) и – главное – что вы выносите для себя из этой истории, о чем она заставляет вас задуматься, на что настраивает.

Первый пункт очень важен, т.к. в обыденном общении мы редко проводим границу между тем, что нам дано в восприятии («я увидел, услышал, что ты сказал и сделал»), и нашими интерпретациями. Иногда эта грань достаточно очевидна (человек говорит: «я не могу вместе с тобой заниматься вот этим делом», адресат сообщения, пересказывая ситуацию кому-то еще, говорит: «Он меня предал»), — иногда эта грань достаточно тонкая. Разные люди совершенно по-разному интерпретируют события и высказывания… и характерно то, что говорящий и слушатель тоже могут интерпретировать одно и то же высказывание по-разному. Поэтому так важно «привязывать» свой отклик к конкретным словам и выражениям собеседника (выражения, кстати, могут быть невербальными, но тогда надо их или обозначить описанием поведения — «когда ты подалась назад и вцепилась в сиденье стула» — или отзеркалить).

Свидетельский отклик — это не эмпатия. Эмпатия — замечательная штука, но в нарративном подходе считается, что она не всегда полезна и, более того, не всегда возможна, потому что опыт другого человека — другой, и полностью влезть в его шкуру нереально. Поэтому в основе свидетельского отклика в нарративном подходе лежит резонанс.
Некоторое время назад я написала некий текст в ответ на вопрос коллеги: «А почему свидетельский отклик продвигает развитие сюжета предпочитаемой истории рассказчика?»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: